Как в Польше, так и в России понедельник стал национальным днем траура – в выходные в российском лесу произошло крушение самолета, в результате которого погибли Лех Качиньский, его супруга и еще 95 человек. Польское правительство временно разорвано в клочья.

И хотя катастрофа, кажется, была совершенно случайной, она в действительности поднимает существенные геополитические вопросы.

Марко Папич, аналитик Stratfor по Евразии: Польша на самом деле – шахматная фигура, если хотите, или шахматное поле, на котором Россия и США соревнуются за влияние.

Вы смотрите Dispatch, меня зовут Марла Дайал.

И хотя президент Качиньский был яростно антироссийским лидером, власти в Москве не замедлили продемонстрировать свою солидарность с поляками в их трауре по этой потере.

Российский премьер Владимир Путин, обнимающий прибывшего главу польского правительства Дональда Туска, - редкое зрелище, в котором геополитическая стратегия столкнулась со случайной возможностью. 

Марко Папич, аналитик Stratfor по Евразии:
Геополитически Польша имеет чрезвычайно большое значение, потому что является крупнейшим государством Европы. Это по сути единственная страна, которая может возглавить усилия по противостоянию российскому возрождению в Белоруссии, на Украине и, потенциально, в странах Балтии. И потому Польша является важным союзником для США, если Америка на самом деле хочет остановить возрождение России.

Поскольку политическая партия Качиньского и военное ведомство страны заявили о перестройке своих руководящих структур, в эпицентре давления из Москвы окажется премьер-министр Туск.

Марко Папич, аналитик Stratfor по Евразии: За последние 4 месяца мы убедились в том, что Россия способна использовать демократические, совершенно свободные выборы на Украине, чтобы побороть западное влияние. Кроме того, она продемонстрировала способность использовать “цветную революцию” в Киргизии с целью ликвидировать власть если не западную, то как минимум независимую власть Бакиева.

А теперь Россия демонстрирует, что она еще может применять очень умную публичную дипломатию, и именно это сейчас и происходит в отношении Польши. Это возможность для Москвы посеять в сомнение в польском обществе – а является ли Россия действительно угрозой? Слишком уж широко лились сочувствие и поддержка со стороны Кремля.