Бондо Курдадзе был главным редактором небольшой независимой грузинской газеты. Теперь он просит политического убежища в Киеве, столице Украины.
Бондо говорит, что стало слишком тяжело и опасно делать свою работу в своей родной стране.

БОНДО КУРДАДЗЕ, главный редактор газеты “Шанси”:
Я получил эксклюзивные права на расшифровку кассеты с записью убийства бывшего премьер-министра. Я не знаю, как об этом узнало правительство, но я начал получать звонки с угрозами. Конечно, я не стал расшифровывать запись, а взял свою семью и уехал в Киев.


Кассета, о которой говорит Курдадзе, предположительно содержит запись смерти Зураба Жвании в 2005 году. Тогда преступление вызвало много подозрений, хотя власти и заявили, что никакого обмана нет. Расследование по делу все еще открыто.


Некоторые в Грузии полагают, что Жвания был убит по приказу президента страны Михаила Саакашвили, который воспринимал популярность премьера как угрозу своей власти.


Журналисты, военные и даже паломники – грузины всех профессий ищут политического убежища в различных странах, включая Россию, Швейцарию и Израиль.


В недавнем докладе Европейского центра по правам меньшинств говорится, что в одном только прошлом году 4 тысячи грузин подали заявки на получение политического убежища в Польше, а еще 4 тысячи подали заявки в других странах ЕС.


Почему вдруг такой резкий рост числа соискателей статуса политического беженца?


МАРК ЭЛМОНД, историк из Оксфордского университета: Громадная пропасть пролегает между заявлениями Саакашвили о том, что Грузия это кавказский Гонконг или Сингапур, и реальностью массовой безработицы и растущих цен. Однако существует и политическая проблема. С момента войны августа 2008-го господин Саакашвили был под большим давлением, и сам оказывал давление на тех политиков, журналистов и не только, которые, по его мнению, подрывали его власть.


Некоторые предпочитают оставаться в Грузии, невзирая на ситуацию. Они обвиняют правительство в том, что оно подавляет и душит право народа на счастье и свободу слова.

МАЛХАЗ ГУЛАШВИЛИ, президента холдинга Georgia Times:
И это не выдуманные истории. Я сам на себе это испытал. Если властям кто-то не нравится, они оказывают давление на любого, кто подрывает их позиции.

НАНА КАКАБАДЗЕ, правозащитница: Вы о чем вообще? О какой свободе слова, свободе прессы или свободе обычных людей может идти речь в Грузии после Революции роз? Все независимые СМИ и правозащитные организации были либо закрыты властями, либо покинули страну.


Многие из тех, кто покидает Грузию, берут себе билет в один конец. Однако есть и такие, кто лелеет надежду однажды вернуться в страну. Бондо Курдадзе говорит, что вернется в Грузию, чтобы бороться за свои права.