Пока Киргизия борется с беспорядками, которые последовали за государственным переворотом, президент соседнего Узбекистана публично опровергает предположения о том, что подобные события могут разыграться в Ташкенте.

На состоявшейся на этой неделе встрече с российским президентом Дмитрием Медведевым Ислам Каримов заявил, что было бы примитивно судить обо всем центрально-азиатском регионе по событиям в одной стране.          

Марко Папич, аналитик Stratfor по Евразии: Каримов говорит Медведеву, что он прекрасно осознает то, что произошло в Киргизии, и что в общем он готов сесть за стол переговоров.

Вы смотрите Dispatch, меня зовут Марла Дайал.

Учитывая растущую убежденность в том, что Россия помогла организовать недавнее отстранение от власти президента Киргизии Курманбека Бакиева, а также последующие заявления Кремля о возможности повторения сценария в других частях региона, дипломатия Каримова легко считывается.

Марко Папич, аналитик Stratfor по Евразии:  Узбекистан – самая густонаселенная страна Центральной Азии. У нее есть своя собственная позиция и свои собственные интересы. Она не хочет доминирования и контроля со стороны России. Потому Узбекистан хочет обеспечить себе пространство для маневра. И хотя 75 процентов узбекистанского газа проходит через Россию, Узбекистан полагает, что имеет право голоса в вопросе о том, какую ему проводить внешнюю политику. Потому Узбекистан пытается встретиться с Россией, чтобы выяснить, чего именно Россия ожидает из сложившейся ситуации.

Однако возможное вмешательство России – это лишь одна проблема. Каримов также обеспокоен исламскими экстремистами, которые могут воспользоваться беспорядками в Киргизии. Оказавшись между молотом и наковальней, лидер Узбекистана выбирает прагматизм.

Марко Папич, аналитик Stratfor по Евразии: Разумеется, сесть за стол переговоров и спросить, чего именно хочет Кремль, гораздо лучше, чем ждать, пока Россия спровоцирует своего рода революцию.