За голову Фареса Атии назначена награда.

9 лет назад он бежал из Ирака - после того как его похитили и в течение трех дней пытали члены запрещенной баасистской партии Саддама Хусейна. Он утверждает, что если вернется в страну, его убьют.

Теперь это его дом – двухкомнатная квартира в иорданском городе Сахаб.

Водопровод здесь протекает, а по полу бегают тараканы. Однако даже это жилье, пусть и спартанское, - роскошь, которую Фарес не может себе позволить. За 13 месяцев он не получил ни гроша от Верховной комиссии ООН по делам беженцев – организации, созданной для поддержки людей в его ситуации.

ФАРС АТИЯ, иракский беженец: Мне нелегко в Иордании, иорданцы относятся ко мне плохо, потому что я шиит. Я с трудом свожу концы с концами. Каждый месяц я хожу в контору Комиссии по делам беженцев, но они все время говорят, что надо подождать, запастись терпением. Они должны помогать мне, но я от них ничего не получаю.

Как и другие беженцы из Ирака в Иордании, Фарес живет за счет нелегальных подработок. Ему удается поработать не более двух или трех дней в месяц.
 
Здесь живут как минимум четверть миллиона таких же молодых людей как он, большинство из которых на родине также пережили пытки.

 Раз в неделю на два часа они встречаются здесь на футбольном поле. Это не дает им работы, однако, это некий уход от забот и тягот той жизни, которую им приходится проживать.

Это детище Фусайи Ирикуры. Она связывается с богатыми иракцами и просит их пожертвовать средства, с которыми ООН расставаться не хочет.

Она также получает финансовую помощь от американок – они собирают деньги в Штатах.

ФУСАЙЯ ИРИКУРА, Федерация женщин за мир во всем мире:
Американское правительство поступило с Ираком как-то неправильно. Поэтому американки чувствуют себя обязанными сделать что-то для иракцев, как-то компенсировать нанесенный им ущерб. Разумеется, комиссия по делам беженцев тоже помогает финансово, однако не всегда, и суммы ограниченные. Мы помогаем иракцам в экстренных ситуациях.

А число подобных ситуаций все время растет. Все больше стран мира закрывают свои границы для беженцев из Ирака. Обещания расселить тысячи беженцев не были исполнены. В прошлом году бюджет Верховной комиссии по делам беженцев был урезан в два раза.

ИМРАН РИЗА, представитель Иордании в Комиссии по делам беженцев: Нам по сути пришлось сократить уровень поддержки и содействия. На настоящий момент, я бы сказал, что мы находимся в кризисе.

Сама Иордания также испытывает проблемы. Ее экономика находится в сложной ситуации. Кроме того, остро стоит вопрос беженцев из Палестины.  
  
В футболе можно продумывать свое следующее движение – а вот в жизни этим беженцам выбирать не приходится. Ни одна страна мира не хочет их принимать.

На два часа в неделю игроки в футбол могут бежать от реальности. Многие из них живут в Иордании уже девять лет, и они до сих пор так же не уверены в своем будущем, как и тогда, 9 лет назад.

МАЗИН КАДИМ, беженец: Мы проводим дни в безделье. У нас больше не осталось желаний и амбиций.

  А скоро таких как они станет еще больше. Иракцы будут бежать из страны, где политики до сих пор не смогли сформировать правительство, а напряжение вокруг запланированного вывода американских войск возрастает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.