В Германии иммигрантов обвиняют в том, что они не смогли интегрироваться в общество. В ответ они говорят, что сталкиваются с дискриминацией на всех уровнях.

Правительство страны заявило, что принимает меры для вовлечения рожденных за границей граждан в общество. За несколько дней до этого канцлер Германии сказала, что мультикультурализм провалился.

Вопрос расколол страну на два лагеря.

Выучите язык Гёте и примите наши ценности, иначе вам здесь не место.

Таков призыв к иммигрантам Германии, которые не интегрируются в общество.

Жесткие слова канцлера Германии Ангелы Меркель, которая в своей неоднозначной речи назвала мультикультурализм провалом, чем спровоцировала жаркие дебаты по этому больному вопросу.

АРНОЛЬД МЕНГЕЛЬКОХ, сотрудник иммиграционной службы: Этот район прозвали Сектором Газа. Чем дальше продвигаешься по нему, тем более арабским он становится.

За последние десятилетия поток мигрантов в Германию был очень велик, и в городах стали возникать монокультурные общины, такие как Новый Кельн в Западном Берлине.

Иноземное влияние здесь очень ощутимо – множество объявлений и вывесок на иностранных языках. Добавьте к этому дебаты на тему проблем в образовании, злоупотребления пособиями и преступности в среде иммигрантов и на выходе вы получите реальные проблемы. Все это лишь усиливает неприязнь, которую многие по-прежнему испытывают в отношении иммигрантов.

По результатам недавнего исследования, проведенного Фондом Фридриха Эберта, почти треть опрошенных полагает, что мигранты прибыли в страну с тем, чтобы эксплуатировать систему социального обеспечения, и что в случае недостатка рабочих мест их следует отправлять домой.

Почти столько же респондентов считают, что страна захвачена приезжими.

АРНОЛЬД МЕНГЕЛЬКОХ, сотрудник иммиграционной службы: Этот плакат – хороший пример, он сделан на разных языках. По-немецки, по-английски, по-турецки. Хорошо, каждый может прочесть. Но если весь плакат – на арабском или турецком, люди думают – где я живу? Это что, арабский город?

В центре дебатов – мигранты-мусульмане. Многие семьи не хотят интегрироваться в германское общество, которое, как они полагают, настроено против них.

АНИСА ФЕРАС, иммигрантка: Я не думаю, что если изменю свою индивидуальность, свою внешность, свою речь, это как-то повлияет на немецкую культуру.

 Проекты вроде этого местного центра общин занимаются вопросами интеграции и обучения детей немецкому языку с раннего возраста. Однако поскольку двуязычных арабских или турецких школ мало, такие семьи как семья Анисы посылают своих детей в частные школы, где немецкий не преподается вообще.

АНИСА ФЕРАС, иммигрантка: Честно говоря, если бы существовали немецкие школы, которые бы уважали ее религию и национальность, я бы не возражала против того, чтобы она училась в такой.

Невзирая на жесткую риторику со стороны властей, Германия признает, что иммиграция важна для ее экономики – однако мигранты должны стремиться к интеграции.

АРНОЛЬД МЕНГЕЛЬКОХ, сотрудник иммиграционной службы: Нам нужны приезжие, всякая развитая страна в них нуждается. У нас не так много рождается детей. У меня, например, нет детей. У многих немцев нет детей. Так откуда взяться детям, которые вырастут и будут работать, развивать страну? Нам нужны люди, приезжающие из других стран.

Вам не кажется, что в Германии наблюдается рост антииммигрантских настроений?

АРНОЛЬД МЕНГЕЛЬКОХ, сотрудник иммиграционной службы: Да, все именно так.

Почему так происходит?

АРНОЛЬД МЕНГЕЛЬКОХ, сотрудник иммиграционной службы: Дело в религии. Людям непривычен ислам, исламская традиция, мусульманская одежда, платки. А надо привыкать.

Гёте говорил, что никто бы не стал много разговаривать на людях, если б знал, как часто его самого неверно понимают другие. Главная задача – постараться преодолеть культурные различия. Громкие заявления высокопоставленных германских чиновников и открытая поддержка этих заявлений общественностью говорят о том, что вопрос больше не будет замалчиваться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.