Недавно открытые на востоке Средиземного моря запасы нефти могут стать последней точкой кипения напряженности в беспокойном регионе.

Претензии предъявляют как минимум четыре крупных игрока.

Кусок хотят получить Израиль, Ливан, Турция и Кипр, однако поскольку морские границы четко не определены, борьба может быть длительной, ожесточенной и даже кровавой.

Наконец молитвы услышаны.

ДЖЕКИ МАЛАЙШ, потенциальный инвестор: Я молился в течение года – г-сподь, не подведи меня, не подведи!

И наконец-то молитвы Джеки Малайша были услышаны. Нефтяная компания, в которую он инвестирует, кажется, кое-что обнаружила.

ИТАМАР ЧЕН, инвестор: Речь идет о самом большом количестве нефти, когда-либо найденном в Израиле вообще.

В Израиле есть шутка о том, что когда Моисей выводил евреев из Египта, он ошибся дорогой в Землю обетованную, приведя их в единственное на Ближнем Востоке место, где нет нефти. Однако, может быть, Моисей не так уж и ошибся.

В 2009-м году Израиль объявил об открытии у своих берегов первого крупного месторождения природного газа. Однако по последним сообщениям с месторождения Левиафан, речь идет о четырех миллиардах баррелей черного золота.

УЗИ ЛАНДАУ, министр национальной инфраструктуры Израиля: Мы сможем основывать нашу будущую энергетику на газе. Это будет менее дорого, и это имеет большое значение. С политической точки зрения мы будем менее зависимы от импорта нефти.

Однако на запасы претендуют не только израильтяне – греческий Кипр, Турция и Ливан тоже утверждают, что нефть принадлежит им.

Международное право разрешает государству бурить на континентальном шельфе у своих побережий, но поскольку Израиль и Ливан так и не договорились о своих морских границах, непонятно, где кончается Израиль и начинается Ливан.

ДАНИЭЛЬ РАЙЗНЕР, юридическая фирма HERZOG, FOX & NEEMAN:
У Ливана есть своя версия того, где, по его мнению, проходит линия границы. У Израиля, разумеется, свои представления о границе. Согласия у стран по этому вопросу не существует.

А поскольку страны враждуют друг с другом, согласия в ближайшее время и не предвидится. Оба государства угрожают тем, что готовы защищать свои интересы в военном порядке.

КАМЕЛЬ ВАЗНИ, ливанский политолог: Понятно, что это израильская компания, и потому ей не будет позволено вступить на ливанскую территорию. Она не будет иметь отношения к дальнейшей разработке ливанского газа.

После того, как Израиль плавучими знаками обозначил расширение своих морских границ на две мили, Ливан направил жалобу в Организацию Объединенных Наций. Кроме того, в конфликт вмешалась Хезболла.

МОРДЕХАЙ НИССАН, специалист по ближневосточным вопросам: Хезболла – крупный политический игрок в Ливане, а кроме того, она пользуется широкой поддержкой со стороны Сирии и Ирана. Если воспринять заявления и позицию Хезболлы всерьез – а это следует сделать, станет очевидно, что они заинтересованы в возбуждении активности, создании напряженности.

На настоящий момент Израиль берет верх - он уже заключил соглашение с Кипром и готовится начать добычу; тогда как Ливану все еще предстоит урегулировать вопросы границ с Кипром и Сирией. Понадобятся годы на то, чтобы предоставить свидетельства того, что израильские месторождения располагаются на территории Ливана.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.