Немного ненависти тут, немного нагнетания страха там.

Могут ли эти яростные высказывания со стороны мэйнстримовых бонз иметь под собой нечто большее, чем просто колебания настроения?

Кадры пропаганды времен холодной войны сегодня смотрятся устаревшими…

Однако идея закладывания в умы людей мыслей в духе холодной войны может быть вполне реальной.

Пропаганда эпохи холодной войны и сегодняшняя пропаганда ужасающе схожи между собой.

НОРМАН МАРКОВИЦ, профессор Университета Рутгерса: Это связано между собой. Мы видим продолжение пропаганды времен холодной войны в новых условиях.

Пентагон в очередной раз доказал свою любовь к созданию и преследованию своих так называемых врагов.

В Ираке, Афганистане, а также в нескольких других странах, которые он считает изгоями.

ТЕД РЭЛЛ, журналист: США постоянно участвует в какой-нибудь агрессивной войне. Года не может прожить без вторжения в чужую страну.

А СМИ постоянно шагают в ногу.

ДЭННИ ШЕХТЕР, медиакритик и режиссер: Сегодня у нас в Америке существует военно-промышленный информационный комплекс. Большинство СМИ идеологически совпадают с тем, что говорит правительство.

Пентагон, кажется, очень увлекается, когда дело доходит до вооруженных сил.

ТЕД РЭЛЛ, журналист: Если вы позвоните в Пентагон, они там вам не смогут ответить, сколько точно баз - 700, 800, 900 или тысяча.

СМИ также не особенно задаются вопросами.

СТИВ РЭНДАЛЛ, аналитик в FAIR: Американские СМИ преподносят как факт то, что иранцы работают над созданием ядерного оружия. Вашингтон бьет в барабаны войны, а главные издания ему вторят.

Список противников Америки увеличивается с каждым днем.

СТИВ РЭНДАЛЛ, аналитик в FAIR: Американская пресса многие страны считает как минимум подозрительными, если не врагами.

СМИ должны быть четвертой, независимой ветвью власти и органом надзора, а вместо этого они работают над созданием имиджа «министерства пропаганды» при Белом доме.

ФИЛ РОКСТРО, поэт и философ: Между CNN и Fox News мы видим яростные споры. Один телеканал якобы придерживается либеральной позиции, второй – консервативной. Однако контекст настолько узок, что на самом деле не звучит никакой критики в адрес национальной безопасности, ни в адрес военно-промышленного комплекса, ни в адрес корпоративной структуры США.

Дефицит правды и узкий контекст становятся еще более очевидными в эпоху интернета, когда альтернативная и зачастую более адекватная информация становится доступна каждому.

Союз политиков, корпораций и медиа-гигантов становится все более тесным. Круг дружков также расширяется.  

НОРМАН СОЛОМОН, Институт точности информации в СМИ: И не только ведь правительство. Оно действует в коалиции – неписаной или формальной – с научными центрами, учеными, теми, у кого есть большой денежный интерес - с лоббистами. Сочиняют истории!

Истории эти выливаются в закладывание идей в умы граждан.

В течение последних девяти лет Америка находится в состоянии чрезвычайной ситуации.

БАРАК ОБАМА, президент США: Страна находится в состоянии войны против разветвленной сети насилия и ненависти!

Вместе с войной приходит страх, который глубоко укоренился во всей системе, снизу доверху.

Пропаганда – очень действенный инструмент для любого правительства. А когда политики, корпоративная элита и СМИ действуют сообща, насаждая этот страх, история показывает, что на то, чтобы избавиться от страха, могут понадобиться годы, если не десятилетия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.