Англосаксы называют это nation branding. Этот термин пришел из мира рекламы. Nation это страна, государство, а branding – марка, брэнд. В целом это означает коммуникационные техники и методы, которые служат продвижению имиджа той или иной страны. И в самом деле, в ходе перекрестного года Франция-Россия страны обратились к специалистам по nation branding. Мы постарались понять, как коммуникации, связи с общественностью помогли России улучшить свой имидж, а Франции – усилить экономический рост. Культура поддерживает бизнес – вашему вниманию репортаж Александры Ренар, Элен Фрад и Марго Дюкэнь.

Российский президент, кажется, доволен – он вместе с супругой торжественно открывает выставку «Святая Русь» в Лувре. 2010 год – год России во Франции и год Франции в России. Это культурное событие обошлось в 12 миллионов евро, однако может принести гораздо больше, если верить словам генерального комиссара перекрестного года Франция-Россия.

Николя Шибаефф (Nicolas Chibaeff), генеральный комиссар Года России и Франции: Год России во Франции и Франции в России довольно удачно совпал с оживлением интереса французских компаний к потенциалу, возможностям российского рынка и российского общества.

Все так, бизнес всегда довольно близок к культуре.  Год России – отличная возможность для Москвы улучшить свой имидж во Франции, а для Франции – заняться дипломатией.

Николя Саркози, президент Франции: Франция рассматривает Россию как своего стратегического партнера. Россия – друг Франции.

Друг, который заслуживает помощи со стороны добрых фей пиар-индустрии – Медведев прибегнул к услугам крупной французской консалтинговой компании под названием Euro RSCG. Однако ее специалисты по стратегии развития брэндов не пожелали высказаться на эту тему.

Не очень-то для сотрудников компании по связям с общественностью.

Что ж, мы обратились к их конкурентам. Фирма Publicis знает свое дело – они работали над годом Китая.

Паскаль Бекле, вице-президент Publicis: Разумеется, всякая страна нуждается в брэндовом имидже – ведь мы живем в глобализированном мире международной конкуренции. Если такого имиджа, брэнда нет, довольно сложно привлекать инвесторов, они уйдут к соседям. Сложно экспортировать товары – будут покупаться товары других стран. Без сложившегося брэндового имиджа стране тяжело привлекать туристов.

Среди сильных брэндов России – брэнд Путин. Премьер-министр, бывший президент России и бывший полковник КГБ. Правильно это или нет, но Путин – движущая сила образа современной России. Он отлично усвоил правила пиар-игры, однако слишком активные усилия по созданию положительного образа России приводят к тому, что мы вспоминаем ее бесславное прошлое.

Александр Мельник, бывший пресс-атташе посольства России во Франции:  Если говорить о коммуникационных инструментах сегодняшней российской дипломатии, на мой взгляд, то они несут в себе следы советской пропаганды. ТО есть, коммуникации строятся сверху вниз, информация исходит сверху.

В глазах международной общественности Россия остается страной, которая одновременно завораживает и устрашает. Невзирая на культурные мероприятия в рамках перекрестного года Франции и России.

Джон Лафлэнд (John Laughland) из Института демократии и сотрудничества: На настоящий момент я плохо вижу реальные результаты в смысле имиджа России. Я даже склоняюсь к мнению, что операция изначально была обречена на провал, потому что это нелепо – представлять Россию на мировой арене как страну без проблем. Напротив, это страна, которая находится перед лицом серьезнейших вызовов, и все это знают.

Итак, каковы прибыли от культуры? Франция продала штаб-квартиру метеорологического центра России более чем за 60 миллионов евро. Ранее это здание было обещано Саудовской Аравии.

Кроме того, Париж планирует продать Москве вертолетоносцы класса "Мистраль".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.