Ричард Квест, корреспондент CNN из Давоса: По поводу аэропорта "Домодедово" интересно то, что. когда он открылся, вокруг него проходила определенная полемика - он был открыт для международных рейсов, и многие авиалинии не хотели переходить туда. К тому же у Москвы уже было два аэропорта - на самом деле, там больше двух аэропортов, но было два главных аэропорта - так что в тот момент шли определенные споры о том, кто выберет старый аэропорт, а кто новый, и какой из них является более коммерчески выгодным. В концев концов, российские власти заставили людей, заставили авиалинии перейти в новый аэропорт. Мне кажется, что произошедшее важно - помимо очевидных вещей, конечно, потому что, если посмотреть на эту отрасль, на аэропорты, зона прилета всегда была, скажем так, легкой мишенью. Никто никуда не летит, багаж уже проверен, потому что он поступает из самолетов, и - что принципиально - люди покидают аэропорт. Конечно, люди приезжали встречать пассажиров, но сумки поступали с ленты транспортера, очень редко, когда можно было увидеть кого-то, входящего в зону прилета аэропорта с сумкой. Теперь это придется как-то пересмотреть. Террористы-смертники уже заметили, что во многих аэропортах, особенно в странах Персидского залива и на Кавказе - на входе в аэропорт используется значительная система безопасности. Там проверяют, чтобы убедиться, что люди не проносят даже в само здание оружие и взрывчатку. Теперь придется задуматься о том, чтобы делать такое же и в зоне прилета, что до сих пор Россия как-то особо не делала.

Ведущая: Да, конечно, ты очень правильно говоришь. Ричард, с точки зрения общей безопасности этого аэропорта по сравнению с другими аэропортами мира, как, по-твоему, она была сравнима?

Ричард Квест: Да, вы знаете, мне как-то никогда нечего было по этому поводу предложить. Я слышал много о том, что сами помещения, стандарты комфорта, то, как с людьми обращались - были недостаточны по международным стандартам. Но на уровне безопасности, из-за происходящего в Чечне, и из-за других проблем с безопасностью, с которым сталивались Россия и Москва, в "Домодедово" все было на высоте. Но опять-таки, и я не хочу доказывать очевидное, в вопросах безопасности упор всегда делался на улетающих пассажирах, по той самой причине, что вы не видите людей, приносящих в зону прилета сумки, багаж покидает зону прилета. Теперь этот вопрос придется пересмотреть, и я думаю, что сегодня многие аэропорты начинают думать о том, что им придется - особенно в аэропортах, расположенных в напряженных зонах, - тщательно проверять людей, встречающих пассажиров, как в зоне прилета, так и в зоне отлета.

Ведущая: И Ричард, очевидно, что все ожидают, будет ли в ближайшие 24 часа какой-то немедленный эффект в России, как вам кажется?

Ричард Квест: Мне кажется, что нужен существующий кризис, способный побудить необходимость предприниять действия. Я имею в виду, что российское правительство и российские службы безопасности уже занимаются этим случаем террористической войны, и ведут действия против партизан и террористов. Так что поскольку война с террористами уже идет, в России мы увидим лишь ее расширение. Однако мы можем увидеть усовершенствование существующей политики - например, в Соединенных Штатах и Великобритании, где "Аль-Каида" до сих пор не предпринимала подобных действий в таких местах. И конечно, такие аэропорты, как "Хитроу", аэропорт имени Кеннеди в Нью-Йорке, аэропорт Лос-Анжелеса, некоторые аэропорты в Азии - они, вероятно, теперь усилят проверки. Произойдет то, что барьер безопасности будет отодвигаться все дальше и дальше назад, так что теперь проходить проверку придется не только в зоне вылета, теперь это будет происходить на входе в аэропорт. В некоторых случаях это может происходить на дороге, на подъезде к терминалу. И, конечно, в некоторых метсах, как, например, в Тель-Авиве, в аэропорту "Бен-Гурион", контрольно-пропускной пункт находится далеко на въезде, еще до того, как ты приближаешься к зданию аэропорта. Мне кажется, что будущее будет именно таким.