Фред Бертон, вице-президент агентства Stratfor по оперативной информации: В свете теракта, произошедшего в понедельник в московском аэропорту, мы подумали, что было бы хорошо обсудить вызовы, стоящие перед специалистами по антитерроризму после теракта.

Причина, по которой так сложно получить правильную информацию сразу же после теракта, преимущественно следует из того, что изначально сообщается огромное количество информации. Объем информации обычно очень разобщен, раздроблен, запутан и может оказаться "круговыми репортажами", когда многочисленные новостные агентства сообщают одну и ту же информацию, а затем извергают ее обратно и запихивают в СМИ. Другой проблемой является отсутствие источников на месте. Теракт происходит в Москве, и такие организации, как МИ-5 в Лондоне и американское разведсообщество в Вашингтоне, изучают событие издалека, пытаясь отправить агентов на место происшествия или найти источники, которые могут рассказать точно, что произошло. По собственному опыту проведения расследования терактов могу сказать, что во многих случаях очевидцы очень плохо помнят подробности. Это происходит по множеству причин. Они взволнованы драматическими событиями. Они без преувеличения слишком близко к эпицентру. Их ум не понимает, что на самом деле произошло. Помимо этого приходится иметь дело со множеством предубеждений, которые очень естественны в любых свидетельских показаниях.

Видео является очень мощным инструментом расследование, помогающим систематизировать произошедшее. У нас есть два примера, которые мы хотели бы показать вам. Первый - это изначальное видео места теракта, снятое на камеру мобильного телефона сразу после произошедшего. Но по мере того, как вы смотрите видео, вы видете, что оно не показывает вам, где именно произошел взрыв. Нет никаких признаков, которые могли бы определить точное место. По сути, вы знаете, что произошел какой-то теракт, и это все, что у вас есть, чтобы разобраться в произошедшем. А теперь посмотрите на второе видео, которое есть у нас 24 часа спустя - и это кадры видеонаблюдения, на которых запечатлен момент взрыва. Можно увидеть воздействие ударной волны. Можно увидеть огненный шар. По сути, это чрезвычайно ценный инструмент расследования, позволяющий вам увидеть, что точно произошло.

С точки зрения расследования, спустя 24 часа у вас есть гораздо более точное представление о том, что произошло. По сути, вы пытаетесь ответить на вопросы о том, кто, что, когда, где, как и почему сделал это. В случае с терактом, вы узнаете, когда и где, как только происходит взрыв, но нет ответов на другие вопросы. Тщательные контртеррористические расследования требуют времени.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.