Питер Зейхан, вице-президент агентства Stratfor по аналитике: Первое столетие истории любой страны во многом господствует в мировоззрениях жителей этой страны. Так, на примере американцев мы видим, что первое столетие было отмечено очень низким уровнем междоусобных распрей, быстрым расширением территорий и экономическим ростом, а также прошло под флагом идее о том, что любой желающий может застолбить участок на Западе и нажить свое собственное состояние. В результате, американцы ужасающе неподготовлены культурно и психологически, когда что-то не получается. Любые внешние стимулы, не являющиеся всецело позитивными, вызывают острую гиперреакцию, и американцы убеждаются, что конец близок.

Во время своего послания о положении дел в стране Обама упомянул "момент спутника", и эти его слова являются типичной американской гиперреакцией.

Архивное аудио: "Эта история про российский спутник внезапно поразила весь мир в начале октября. Россия объявила, что запустила рукотворную луну на 560 миль в космос, где она вращается по орбите Земли с головокружительной скоростью 18 тысяч миль в час".

Давайте-ка откровенно. Спутник был пикающим алюминиевым грейпфруктом. Да, Советы смогли запустить искусственный спутник на орбиту до американцев. Но в то время американцы уже обгоняли Советы в металлургии, химии и электронике; русские просто смогли быстрее запустить что-то на орбиту. В результате, американцы запаниковали. Они провели революцию в образовании и научном сообществе, революцию, которая полностью изменила то, как американцы смотрят на мир. В результате, всеобъемлющее знание наук и математики было интегрировано в рабочую силу на каждом уровне, что стало основанием для следующих 40 лет экономического роста. Все это произошло потому, что мы испугались чего-то пикающего.

Обама пытается устроить еще один "момент спутника", но под своим управлением. Ну, это будет непростой вызов. Все предыдущие американские гиперреакции - будь то спутник, Вьетнам или японофобия 1980-х - были спонтанно вызваны масштабной американской социальной реакцией на какой-то внешний стимул, который часто был неверно истолкован. Обама пытается вызвать гиперреакцию умышленно, он хочет обуздать и направить ее на переделку американской промышленно-образовательной базы. Чтобы добиться успеха, ему нужно сделать одно из двух. Во-первых, ему нужно потратить много денег, вероятно, триллионы долларов, на промышленное возрождение в образовании. В эпоху, когда главным словом является сокращение бюджета, это будет, как минимум, проблематично. Во-вторых, ему нужно по-настоящему возбудить страх и, в случае экономического соперничества, вероятной мишенью любых сконструированных государством страхов будет китайское правительство. На данный момент администрация Обамы не демонстрирует готовности занимать жесткую позицию по вопросам торговли, и пока она не начнет делать это или что-то еще, способное подстегнуть американскую способность к страхам и гиперреакции, сложно представить себе, как сработает эта стратегия. Однако администрация Обамы явственно указала на то, что она хочет сделать. Вопрос лишь в том, как она будет это делать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.