7 февраля лидер кавказских боевиков Доку Умаров выпустил заявление, в котором взял на себя ответственность за теракт, произошедший 24 января в московском аэропорту Домодедово. Этому видео предшествовало другое, выложенное 4 февраля, с участием Доку Умарова и еще двух мужчин. В том ролике боевик заявил, что один из мужчин рядом с ним - это смертник, который провел операцию 24 февраля. И хотя эти заявления дают новую информацию для расследования взрыва, они необязательно представляют собой убедительное свидетельство о том, кто действительно организовал теракт.

Теракт, за который Умаров взял на себя ответственность, произошел 24 января, когда смертник привел в действие взрывное устройство в зале прилетов аэропорта Домодедово, в результате чего погибли 30 человек. 4 февраля, спустя две недели после теракта в Москве, Доку Умаров появился в видео, в котором помимо его было еще двое человек. Один из них, по словам боевика, готовился к специальной операции в Москве. Затем, 6 февраля, выступило российское следствие и заявило, что, вероятнее всего, человек, осуществивший теракт в аэропорту Домодедово, родом из Ингушетии. В довершение ко всему 7 февраля в интернете появился еще один видеоролик. В этот раз Доку Умаров был один. Он совершенно однозначно взял на себя ответственность за теракт 24 января.

Доку Умаров заинтересован в том, чтобы связывать себя с этим взрывом. Во-первых, теракт был совершенно очевидно успешным. В результате погибли иностранцы и россияне, и он был организован в одном из крупнейших аэропортов Москвы. После разлада, который у него произошел с рядом других кавказских боевиков в августе прошлого года, влияние Умарова значительно ослабло. Российские власти нанесли действительно серьезный удар по нему, когда спровоцировали практически раскол внутри его организации, Кавказского эмирата. Умаров должен много доказать общественности. Он хочет показать, что августовский раскол не поразил его в правах. Если ему удастся доказать, что это он отдал приказ об организации теракта, это будет четким сигналом о том, что он не так слаб, как мы думали.

Однако, мы в Stratfor относимся к этому видео довольно скептически. Мы не убеждены в том, что оно точно доказывает, что Доку Умаров действительно заказал теракт 24 января, хотя он так и заявляет.

Во-первых, по общей информации, Умаров не особенно сотрудничает с боевиками из Ингушетии, сам он в прошлом чаще работал с боевиками из Чечни и Дагестана. Не факт, что у него такие тесные связи с Ингушетией. Тот факт, что главный подозреваемый в организации взрыва – житель Ингушетии, дает нам право скептически рассматривать возможность связи между Умаровым и смертником.

Кроме того, Доку Умаров уже делал фальшивые заявления. В 2009 году он взял на себя ответственность за взрыв на дамбе. Однако затем выяснилось, что взрыв был спровоцирован технической поломкой, а не террористической деятельностью. Так что у Умарова репутация человека, который способен на заявления, которые не соответствуют правде, так что к этому его обращению стоит относиться скептически.

На настоящий момент наша оценка угрозы боевиков на Северном Кавказе и в России в целом заключается в том, что они разделены и что отдельно каждый район представляет угрозу, однако без Умарова во главе они не могут координировать свои ресурсы и представлять значительную угрозу для Москвы. Однако эти видеообращения означают, что Stratfor будет внимательно следить за Умаровым и ролью, которую он играет в структуре боевиков Северного Кавказа.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.