27 февраля в городах Китая прошел второй раунд так называемых «жасминовых выступлений». Это случилось спустя неделю после первого раунда, 20 февраля, который произошел после публикации анонимного письма на сайте boxun.com. В письме жителей Китая призывали к мирному собранию в знак протеста против китайской коммунистической партии и в поддержку политических реформ. Это происходит в момент революций и протестов, которые потрясают Ближний Восток, однако в Китае мы не наблюдаем эффекта заражения. При этом в стране растет недовольство коммунистической партией по таким вопросам как рост инфляции. Сейчас для народа настал удобный момент, чтобы попытаться отбить для себя некоторое политическое пространство.


В течение последних 30 лет основу легитимности Китайской коммунистической партии составлял экономический рост. Экономический рост, а не идеология, продвигал ее авторитет. Теперь, когда экономический рост убывает, голоса недовольных становятся все слышнее.


Протесты в Китае проходят уже в течение нескольких лет, однако большая часть этих выступлений была организована изолированно и вокруг какой-нибудь одной темы. Значимость «жасминовых бунтов» в том, что они смогли организовать людей во многих провинциях вокруг одного вопроса – требования политических реформ. Государство ответило на эти призывы массовой облавой на всю информацию о протестах. Власти зашли так далеко, что даже заблокировали «Джон Хантсмэн», имя американского посла в Китае, которого видели на протестной демонстрации в Пекине 20 февраля. Граждан и активистов арестовывали, а журналистов избивали, что отражает обеспокоенность, которую жасминовые бунты вызывают у коммунистической партии.


Пока имена организаторов восстаний неизвестны, однако считается, что эти люди действуют извне. Их не пугает жестокое подавление со стороны властей, они продолжают призывать к протестам каждое воскресенье. Кроме того, организаторы умудряются находить оригинальные и изобретательные способы уйти от цензуры. Например, после событий 20 февраля они предложили второе мероприятие называть «лиан хуэй», что означает «две встречи». Две встречи, которые начинаются на этой неделе, это Всекитайский комитет народного политического консультативного совета КНР и Всекитайское собрание народных представителей. Цензурирование термина «лиан хуэй» будет цензурировать не только жасминовые бунты, но две важные грядущие встречи, что явно не в интересах правительства. Более того, в связи с организацией собраний на этой неделе ожидается усиление мер безопасности.

По мере того, как правительство становится все чувствительнее, все меньше становится и допуск на проявление сдержанности. Мы видели, как проявляло сдержанность китайское правительство, например 27 февраля, когда толпу разгоняли бригадами уборщиков, вместо того, чтобы продемонстрировать прямую силу.

 В целом как китайская коммунистическая партия, так и жители страны хотят избежать революции. Однако, по мере того, как Китай сталкивается с ростом экономических трудностей, коммунистической партии угрожает кризис легитимности, и если она не сможет должным образом справиться с экономическими проблемами, это может спровоцировать возникновение и рост гораздо более адекватной и организованной группы, чем жасминовые бунты, которая на самом деле сможет сформировать оппозицию для борьбы с властью китайской коммунистической партии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.