Управляющий директор Международного Валютного Фонда Стросс-Кан ушел в отставку. Это означает, что гонка претендующих на эту должность началась всерьез.

Отставка Стросс-Кана оживила дебат о том, стоит ли сохранять джентльменское соглашение между США и Европой о разделении между собой Всемирного банка и МВФ соответственно. Это договоренность времен Холодной войны между, по сути, двумя единственными мировыми экономическими центрами силы - Европой и Соединенными Штатами. По мере того, как развивающися экономики, такие как Бразилия, Индия, Россия и Китай, стали набирать вес, они стали все громче подвергать сомнению уместность этой договоренности.

Поэтому гонка за место нового главы МВФ не так важна в смысле самой должности. Она имеет значение в плане понимания того, что он не может принимать решения авторитарно. Он связан решениями 24-х членов исполнительного совета, и потому решения о спасении государств, располагающихся на периферии еврозоны, будет в конечном итоге политическим, и примут его страны-члены МВФ. 

Тем не менее, реальная важность этой гонки сводится к борьбе между новыми рынками в развивающихся странах и установившимися демократиями за контроль над очень значимой международной структурой. Поэтому гонка символизирует соревнование между двумя блоками стран, причем соревнование охватывает целый диапазон вопросов, начиная от того, нужно или нет больше ценить китайскую валюту и заканчивая торговлей и мировым финансовым регулированием. Потому новые рынки и развивающиеся экономики предложили ряд кандидатов от своего блока. Однако, реалии таковы, что развивающиеся страны совсем не едины поэтому вопросу. У них не только различные экономические интересы, но и в наличии геополитические разногласия. Китай не хотел бы видеть во главе МВФ южнокорейца или индийца - так же, как Индия или Южная Корея не хотели бы видеть там китайца.

Поэтому внутри блока идет соперничество, и блок этот объединен по сути лишь только стремлением к окончанию джентльменского соглашения между Америкой и Европой. С другой стороны, европейцы довольно едины. Что объединяет европейцев это, конечно, долговой кризис еврозоны, и это значит, что 27 стран-членов ЕС скорее всего придут к согласию по поводу одного кандидата. Евросоюз обладает более чем 32-мя процентами в общей доле голосования МВФ, что означает, что он может заблокировать любого нежелательного для себя кандидата. Кажется, Европа едина в выборе кандидата - это министр финансов Франции Кристин Лагард, и относительно быстрая отставка Стросс-Кана дает Европе фору перед развивающимся миром, который хоть и объединен идеей о том, что европеец не должен занять этот пост, никоим образом не един во мнении относительно того, кто мог быть стать альтернативой.