Нужна определенная доля храбрости, чтобы погрузиться в морозный океан – однако именно этим каждый день занимаются ныряльщики в Антарктике.

Наш корреспондент на Южном Полюсе встретился с исследователями, которые мерзнут во имя науки.

Погружение в ледяные антарктические воды – дело не для трусов, а вот эта команда проводит такие заныривания регулярно, и все ради науки.

БОРИС СИРЕНКО, океанолог: Основная цель нашей поездки в Антарктику – создать основу для наблюдения за различными видами, проживающими на дне океана. Мы изучаем распространение живущих там животных и исследуем их природу.

Каждый день во время короткого летнего сезона эта команда проводит вылазки в море, где они наблюдают за тем, что происходит под толщей воды.

В данном случае один и тот же биологический вид распространен от глубины в 5 метров до глубины в 50 метров. Есть некоторые отличия и вариации, однако в целом картина одинаковая. Пока рано делать какие-либо выводы. У нас слишком мало информации.

Работа в прибрежных водах Антарктики не только поможет ученым идентифицировать типы морских животных, но и затем исследовать легкие изменения в окружающей среде и том, как виды на эти изменения реагируют.

БОРИС СИРЕНКО, океанолог: В течение 3-5 лет мы будем повторять сбор данных - так можно будет наблюдать изменения. Некоторые виды исчезнут, их заменят другие. Мы сможем установить, почему это произошло. Может быть, происходят какие-то климатические изменения, которые ведут к изменениям в популяциях. Это укажет нам, холоднее там становится или теплее.

Их улов иногда может казаться сомнительным или просто мусором… А иногда выловленное представляет собой совершенно очевидные вещи. В любом случае, все это важно для их исследований, и образцы направляются в Россию, где их каталогизируют. А временами случаются и настоящие открытия!

БОРИС СИРЕНКО, океанолог: Постоянно! Я регистрирую новые виды моллюсков. Мои коллеги заняты тем же. Мы часто находим новые и абсолютные неизвестные виды.

Это доказывает, что работы в самой холодной экосистеме мира предстоит еще очень много.