24 мая Европейский союз разместил облигации на 4 миллиарда 750 миллионов евро с целью помочь Ирландии и Португалии.

Размещение облигаций проводилось Еврокомиссией от лица стран-членов ЕС при посредничестве Механизма финансовой стабильности (МФС).

МФС – второй по известности фонд срочной помощи, который ЕС создал, чтобы бороться с продолжающимся европейским кризисом суверенного долга. 60-миллиардный МФС координируется Еврокомиссией, и по сути выступает как финансовый орган, который проводит размещение облигаций для получения средств, которые пойдут переферийным государства еврозоны, в них нуждающимся.

440-миллиардный Европейский фонд финансовой стабильности (ЕФФС) располагается в Люксембурге и является абсолютно независимой финансовой структурой, которая напрямую не связана ни с Еврокомиссией, ни с чиновниками ЕС – фактически это оффшорный банк. Из 440 миллиардов евро гарантий стран-членов порядка 250 миллиардов могут быть одолжены различным проблемным государствам.

ЕФФС – более крупный и более известный механизм помощи. Однако, именно МФС более активен в плане торговли облигациями. На настоящий момент было три торга: в начале года МФС освоил рынки с бондами на 5 миллиардов евро сроком на пять лет, затем в марте – снова, сроком на 7 лет и наконец во вторник были размещены облигации на 4 миллиарда 750 миллионов сроком на десять лет. Все три размещения вызвали значительный интерес со стороны инвесторов, что доказывает интерес и доверие инвесторов и рынков к облигациям, выпущенным европейскими механизмами помощи. Более того, затраты на привлечение средств относительно невелики. ЕФФС выходил на рынок лишь однажды, это было также в январе этого года – с облигациями на 5 миллиардов евро сроком на пять лет.

Идея, которая стоит за обоими механизмами, заключается в том, что они изолируют периферийные страны с проблемами с международных рынков, позволяя им, давая им время осуществить меры жесткой экономии и сократить дефицит бюджетов.

И все-таки, что действительно интересно в этих структурах, это, что их законность на самом деле довольно сомнительна. Важно, что европейцы, которые часто выступают в защиту законности, столкнувшись с угрозой существованию еврозоны, решают замолчать вопросы такой природы. Это очень важный аспект для инвесторов, потому что он демонстрирует, что когда дело касается соглашений и законов ЕС, страны еврозоны не хотят, чтобы они были самоубийственными. Они готовы оперировать на грани для создания таких структур как ЕФФС, который по сути дела является оффшорным банком с офисом в Люксембурге. Кроме того, Европа также, например, вынуждала Европейский центробанк постоянно поддерживать государства периферии еврозоны, выкупая их облигации напрямую на вторичном рынке или продолжая воспринимать правительственный долг как гарантированный, даже когда он был понижен рейтинговыми агентствами. Это очень важные механизмы, которые европейцы использовали во время кризиса, и все они имели место за рамками облигаций, реализация которых предусмотрена соглашениями Евросоюза.

И все же, невзирая на изобретательность механизмов поддержки, есть факторы, над которыми у европейцев нет контроля, в частности, растущее популистское беспокойство – как в странах, которые обеспечивают помощь, так и в странах, которым помогают. И это потенциально может сорвать все планы, которые до сих пор помогали избежать кризиса или, как минимум, смягчали его. Потому очень важно продолжать наблюдать на развитием партий евроскептиков в Германии и других странах ядра еврозоны, а также за усиливающимся недовольством среди студентов, молодежи, профсоюзов на улицах Испании, Греции и других периферийных экономик, которые попали в беду.