Ударная волна от атомной аварии на японской АЭС «Фукусима» дошла даже до Германии.

Причем настолько, что, невзирая на то, что атомная энергетика обеспечивает практически четверть электричества в стране, Берлин все равно готов от нее отказаться.

Наш корреспондент рассказывает, какую цену могут Германия и другие страны-члены Евросоюза заплатить за такой резкий шаг.

Германия в ЕС подает одинокий голос, пытаясь возвестить новую эру безъядерного производства энергии, – канцлер Ангела Меркель обещает к 2022 году закрыть все свои атомные реакторы.

Однако эта идея уже спровоцировала дефицит электроэнергии в Германии, что, в свою очередь, толкает вверх цены. Сейчас Германия импортирует энергию из Франции и Чешской республики – и расплачиваться будут те, кто сильнее всех пострадал от кризиса.

ЛИБОР РОУЧЕК, чешский депутат: Повышение стоимости электроэнергии по понятным причинам повлияет на цены. И конечно покупать товары, больше платить за электричество будут потребители, народ. В этом нет никакого сомнения.

Порядка 30% европейского электричества приходится на долю атомной энергии. Так что, как это ни парадоксально, электричество, которое Германия в итоге будет закупать, будет производиться на атомных электростанциях.

Большинство европейских стран не отказываются от своих ядерных программ. Швейцария свою постепенно сворачивает, а вот Франция, которая может похвастаться долгой и успешной историей производства атомной энергии, считает ее «решением будущего». Британия, Швеция, Испания и Бельгия – вот лишь некоторые из стран ЕС, которые обладают ядерным потенциалом и не собираются от него избавляться.

Так что закрытие своих собственных АЭС не спасет Германию от радиоактивных осадков в случае аварии где-то в другом месте Европы. Однако германская партия «зеленых» настроена очень серьезно.

ДИТЕР ЯНЕЧЕК, глава баварской Партии зеленых: Мы хотим, чтобы вся Европа стала безъядерной. На настоящий момент у 13 из 27 стран-участниц Евросоюза нет атомных электростанций, это довольно много. Мы хотим, чтобы остальные сделали такой же выбор, скажем, к 2030 году.

А что если они стремятся к неверной цели? К 2020 году ЕС планирует производить 20% всей энергии при помощи обновляемых источников, а также сократить выбросы углекислого газа. Атомная энергия – хороший метод сократить выбросы, однако Германии с целью закрыть дефицит придется вернуться к электростанциям на угле.

 ПИТЕР КЛЕППЕ, Open Europe: В смысле политики в отношении климата Германия и ЕС стремятся сократить парниковые выбросы в атмосферу. Если отказаться от атомной энергии, придется обратиться к углю, который гораздо сильнее загрязняет окружающую среду в этом смысле.

Эксперты говорят, что самая высокая цена за отказ от атомной энергетики это неопределенность – что заменит ее в краткосрочной и долгосрочной перспективе? Как отказ повлияет на газовые цены? Что, если популярность биотоплива станет расти, вынуждая бедные страны выращивать топливные зерновые культуры вместо всего остального? Ответов на эти вопросы нет, хотя один эксперт и утверждает, что переход на «зеленые технологии» обойдется Европе в 3 триллиона евро.

 Здесь, в сердце Европы, существует страх того, что Германия принимает такое серьезное решение, которое очевидно является панической реакцией на японскую аварию, в одностороннем порядке. Однако факт в том, что европейцы связаны одной цепью – если атомная авария случится во Франции, немцы не останутся в целости и сохранности лишь благодаря тому, что сами отказались от ядерной энергии. А дефицит поставок в Германии будет означать подорожание счетов за энергию для всех европейских семей, а не только германских.