Более четырехсот дней без официального правительства – это мировой рекорд, однако в Бельгии по-прежнему на горизонте нет никакого решения.

И кажется, ситуация может ухудшиться.

Сильные разногласия между франкоговорящей и фламандской частями населения могут вылиться в окончательное разделение.

Наш корреспондент рассказывает, что это может вызвать цепную реакцию по всей Европе.

Некоторые ждут развода, прежде чем планировать следующую свадьбу. Но не Валлония, южная провинция Бельгии.

 Страна существует без эффективного правительства уже рекордные 14 месяцев. Франкоговорящие валлоны на юге и говорящие по-фламандски жители Фландрии на севере не могут друг с другом договориться практически ни по одному вопросу: начиная от экономики и заканчивая войной в Ливии.

Многие аналитики полагают, что страна в конечном итоге распадется на две части. После окончательного отделения от Фландрии валлоны начнут думать в сторону соединения с Францией – для богатых или для бедных, скорее все же для богатых.

Существовать в одиночку, будучи крошечным регионом, не очень привлекательная идея. Говорят, что политический раскол имеет значение, однако главный движущий фактор здесь это деньги.

КЛОД ТЭЗ, лидер партии «Валлонское ралли»:
Валлония является частью Франции во всем, кроме названия. У нас тот же язык, мы смотрим французское телевидение, а не бельгийское. Однако прежде всего наша экономика контролируется французскими компаниями. Мы выживем лишь в том случае, если прицепим наш вагон к французскому локомотиву.

Опросы показывают, что половина валлонов и 60% французов выступают за присоединение. Вероятный кандидат в президенты Марин ЛеПен на прошлой неделе заявила, что она присоединит южную часть Бельгии к Франции.

Правящая партия Саркози и оппозиция уже ведут переговоры о завязывании этого узла.

ЛОРАН БРОНЬЕ, партия «Валлонское ралли»: У нас есть контакты на парламентском уровне с «Союзом за народное движение» и социалистами, и мы точно знаем, что Валлонию во Франции будут приветствовать.

Крупнейшая партия северной части страны также хочет распада. Эксперты говорят, что Бельгия уже разделена.
 
КОНРАД ЭЛЬСТ, политолог: Люди больше не знают о другой части страны, их певцов и их актеров, и наоборот.

Король Альберт опасается, что прошедший на прошлой неделе Национальный день Бельгии был последним. Он добавляет, что кризис угрожает не только всем бельгийцам, но и европейской интеграции вообще.

ПЬЕР АВО, корреспондент газеты Le Vif: Евросоюз боится, что развод в Бельгии зажжет искру по всей Европе: Каталония отделится от Испании, Шотландия от Британии и так далее. У себя мы уже наблюдаем, как акции сепаратистов в смешанных городах оборачиваются насилием – даже с применением огнестрельного оружия. И еще чуть-чуть – и Брюссель может превратиться в Сараево.

 Конфликт обернулся массовыми убийствами, не виданными со времен Второй мировой войны. Югославия распалась, и соседи стали воевать друг против друга. 

Не стоит недооценивать решимость региональной идентичности. Сторонники объединения с Францией говорят, что у них есть и флаг и все остальное для того, чтобы стать 28-м регионом Франции. Остальное – вопрос деталей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.