Ведущая: А теперь поговорим поподробнее о том, что это означает для России и ее отношений с Соединенными Штатами, с двумя опытными специалистами по России. Анджела Стент руководит Центром исследований Евразии, России и Восточной Европы в Джорджтаунском университете. Раньше она была ответственной за Россию и Евразию в Национальном совете по разведке. А Дмитрий Тренин является директором московского центра Фонда Карнеги за международный мир. Его последняя книга называется «После империи: евразийская история». Добро пожаловать. Анджела, хочу сначала задать вопрос вам – что нам вообще думать об этой перемене? Насколько это важно?

Анджела Стент, Джорджтаунский университет: Ну, это не очень важно в том смысле, что, как мы теперь видим, господин Путин управлял Россией даже с поста премьер-министра. Но теперь мы знаем, что созданная им система, вероятно, продолжит существовать следующие 12 лет, и что мы будем иметь с ним дело, как с президентом России, и мне кажется, что более важный вопрос здесь – как он будет решать экономические и социальные и политические проблемы, стоящие перед Россией на ее пути вперед?

Ведущая: Дмитрий, стало ли это неожиданностью? Учитывая, что Путин сказал, что они договорились об этом несколько лет назад, это что, с самого начала было решено?

Дмитрий Тренин, Московский Карнеги-центр: Ну, это стало неожиданностью и не стало. Тот факт, что Путин решил вернуться в Кремль в роли президента, неожиданностью не было. Все понимали, что это решение Путина – он мог назначить Медведева на второй срок, он мог решить – и он решил – вернуться в Кремль. Интересно и слегка неожиданно то, что Путин решил назначить Медведева премьер-министром. И мне кажется, что многие люди не предвидели этого, многие были захвачены врасплох, и некоторые просто отвергли идею работы под руководством премьер-министра Медведева. В данном случае я говорю о министре финансов Алексее Кудрине, который был упомянут в вашей программе несколько минут назад.

Ведущая: Ну а насколько они отличаются? Проложил ли Медведев какой-нибудь самостоятельный курс, который теперь будет заброшен?

Анджела Стент: Медведев выступил с рядом очень красноречивых заявлений о необходимости модернизации, необходимости избавиться от коррупции и необходимости двинуть Россию в двадцать первый век. Но на деле он ничего особо не сделал, он так и не создал себе базу поддержки из людей, работавших с ним, он в основном работал с Путиным, так что я не думаю, что между ними такая уж большая разница.

Ведущая: Но почему тогда, скажем, Кудрин не хочет с ним работать?

Анджела Стент: Потому что господин Кудрин расходился с господином Медведевым во мнениях по поводу ряда президентских экономических стратегий – Медведев хочет тратить больше бюджетных денег, а господин Кудрин – консерватор в бюджетных вопросах, и кстати, его очень ценят и на Западе, и в России.

Ведущая: Ну, давайте поговорим об американско-российских отношениях. К каким изменениям это приведет, что это будет означать для отношений США и России, для администрации Обамы, которая так много вложила в выстраивание отношений с Медведевым?

Дмитрий Тренин: Ну, во-первых, мне кажется, что хотя администрация Обамы и вкладывалась в Медведева как в президента, Белый дом никогда не забывал о том, что главный человек в России это Путин.

Ведущая: По сути, невидимая власть …

Дмитрий Тренин: И невидимая власть, и видимая.

Ведущая: Большой босс…

Дмитрий Тренин: Правильно. Быть президентом здорово, а еще лучше, когда президент работает на тебя. Так что администрации Обамы приходилось иметь дело с Медведевым на открытом уровне, а с Путиным – другими путями. Теперь этот процесс упрощается, становится более открытым, и единственная проблема теперь заключается в том, что официальным партнером президента Соединенных Штатов будет Путин, а не Медведев. И это важно, потому что частично перезагрузка была успешна именно потому, что российского президента не звали Владимир Путин. А теперь Владимир Путин возвращается и некоторым людям надо подумать о том, что это означает, и как они будут иметь дело с Путиным в роли не только неформального, но и официального руководителя Российской Федерации.

Ведущая: Ну, Анджела, давайте продолжим эту тему с точки зрения того, какие достижения были у США и России за годы Медведева, и продолжит ли Путин двигаться по этому пути или произойдут какие-то изменения?

Анджела Стент: Ну, мне кажется, что у нас и у русских есть общие интересы, и мы смогли сотрудничать по ним, с тех пор как президенты Обама и Медведев пришли к власти. Вы их уже упоминали – у нас есть новый Договор СНВ по контролю над вооружениями, у нас есть сотрудничество по Ирану, и – что важнее всего для США сегодня – у нас есть сотрудничество по Афганистану. Чем более проблематичным становится Пакистан, тем важнее Россия с точки зрения возможности транспортировки наших военных и их запасов в Афганистан. И русские тоже заинтересованы в том, чтобы наши усилия в Афганистане не провалились, и мы не ушли бы оттуда слишком быстро. При всем при том, хочу отметить, что легкие вопросы этой перезагрузки уже были решены, а следующий набор проблем гораздо сложнее – речь идет о дополнительном контроле над вооружениями, речь идет о противоракетной обороне, и это проблематичный вопрос, речь идет об Иране. И мне кажется, что тут еще важно помнить о том, что за последние 20 лет в американско-российских отношениях очень важны отношения между лидерами, потому что пока у нас не так много лиц, заинтересованных в успехе этих отношений, у них нет стратегической глубины – и поэтому будет важно, чтобы президент Обама и будущий президент Путин выстроили близкие или хотя бы рабочие отношения. Они встречались всего лишь раз, в июле 2009 года, и это была жесткая встреча. Так что я считаю, что то, кто занимает кресло в Кремле, важно, я считаю, что мы по-прежнему можем сотрудничать, но это буде не так просто, как последние три года.

Ведущая: А что говорят в Москве об отношениях Обамы и Путина? Как только что сказала Анджела, у них была только одна встреча, когда президент Обама ездил тем летом в Россию?

Дмитрий Тренин: Ну, мне кажется, что встреча была жесткая, как вы и сказали, но мне кажется…

Ведущая: Насколько я помню, Путин, по сути, обвинил президента Обаму, предъявив ему список недовольств…

Дмитрий Тренин: Ну, «обвинил» это один способ описать произошедшее. Путин, по сути, высказал Обаме то, что было у него на уме. Он, по сути, рассказал Обаме, что у него и у России есть определенные жалобы, что у него и у России есть определенные взгляды, которые противоречили взгляд прошлой администрации как минимум. Обама воспринял это спокойно, и мне кажется, что Путин был этим удовлетворен. Мне кажется, что в глазах Путина это была проверка для перезагрузки, и что в глазах Путина Обама ее прошел. И Медведев получил одобрение продолжать начатое.

Ведущая: Анджела, вы были частью группы, которая встречалась с тогдашним премьер-министром Медведевым, то есть я имела в виду Путиным, в прошлом году?

Анджела Стент: Верно. В прошлом сентябре мы встретились с господином Путиным, и он очень лестно высказывался о президенте Обаме. Когда наша группа встречалась с ним раньше, он относился к Обаме скептически, но в прошлом году я услышала от него очень лестные отзывы. Мне кажется, это заставило некоторых из нас подумать, что он уже готовится к возвращению в роль президента и к тому, чтобы улучшать отношения с президентом Обамой. Он даже сказал, что оба они оказались под огнем несправедливой критики со стороны населения из-за того, что произошло не по их вине.

Ведущая: Но, Дмитрий, разве не справедливо будет сказать, что будущий президент Путин – сторонник более жесткой линии, чем Медведев, например по вопросам системы ПРО, которую США хотели бы помочь НАТО выстроить против иранских ракет?

Дмитрий Тренин: Мне кажется, что мы не должны испытывать никаких иллюзий – все важные решения в России принимались Путиным или при его поддержке. Кроме того, у Путина репутация сторонника жесткой линии, что упрощает для него задачу проводить в жизни некоторые непростые решения. В будущем это может пойти на пользу американско-российским отношениям.

Ведущая: Ну, я уверена, что все мы надеемся на то, что вы оба правы. Дмитрий Тренин и Анджела Стент, большое спасибо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.