Нападения 11 сентября не только перевернули сознание Соединенных Штатов, но и привели к формированию новой стратегии безопасности, - стратегии «превентивного удара» - которую сегодня Вашингтон пытается применить на практике в Ираке.

Администрация Буша (Bush) на протяжении уже нескольких месяцев неустанно пытается убедить весь мир, что Ирак опасен настолько, что начало войны вполне оправдано. Президент повторяет это во время каждого своего публичного выступления перед самыми различными аудиториями. Эту мысль до бесконечности воспроизводят и его самые верные сподвижники. Официальный тезис Вашингтона базируется на том, что режим Саддама Хусейна (Sadam Husein) не выполнил требования по разоружению, наложенные на него после войны в Персидском заливе (1991), продолжает хранить на территории страны арсеналы оружия массового поражения и поддерживает связи со всевозможными террористами, начиная от палестинских мучеников-самоубийц и заканчивая Аль-Каидой.

Но стремления американского правительства идут несколько дальше, и Вашингтон это признает, хотя и не так открыто: существует амбициозный план преобразования Ближнего Востока, благодаря которому в стране будет построена модель, способная стать примером для всего арабо-мусульманского мира. Таким образом, Штатам удалось бы доказать, что в арабской стране возможна демократическая (или, по крайней мере, не авторитарная) система правления, которая с уважением будет относиться к этническим меньшинствам, населяющим страну; модель прозападная, неагрессивная и способная жить в мире с Израилем. Для успешного проведения подобной трансформации страна, где протекают Тигр и Евфрат, располагает богатыми нефтяными и водными запасами. Сторонники подобной точки зрения полагают, что Ирак в период после падения режима Саддама сможет принести на Ближний Восток стабильность и внести свой вклад в налаживание палестино-израильских отношений.

В Вашингтоне категоричным образом отрицают любые обвинения, что предлогом войны в Ираке является нефть: подобные предположения строятся на связях Буша с нефтяной отраслью. Американские власти без устали повторяют, что хозяин иракской нефти - это сам народ Ирака, и именно власти страны будут принимать решение о ее применении. Но есть и те, кто придерживается другой точки зрения по этому вопросу. Американские пацифисты убеждены, что к войне страну подталкивают нефтяные интересы. Некоторые аналитики предсказывают, что экономические затраты, требующиеся для поддержания военной машины и последующего восстановления страны, не будут компенсированы возможными выгодами, которые может принести свержение правящего в Ираке режима. Особенно в том случае, если Саддам будет действовать как в Кувейте и подожжет нефтяные месторождения. Другая точка зрения имеет больше сторонников: Вашингтон хочет опередить коллапс, возможно, ожидающий одного из его самых жизненно важных союзников и поставщиков нефти - Саудовскую Аравию, правящий режим которой покоится на не слишком надежном основании.

Все вышеизложенные причины казались бы недостаточными для развязывания войны, если бы не были связаны еще с одним, крайне важным, фактором: травма, нанесенная Соединенным Штатам 11 сентября и новое для Америки ощущение уязвимости. В проводимых европейцами анализах сложившейся ситуации обычно недооценивается то, каким ударом стали для коллективной психики американцев нападения террористов. После того, как прошел начальный шок, в сознании европейцев практически ничего не изменилось. Для американцев же, напротив, больше уже ничего не будет таким, как прежде. Рядовые граждане Америки знают, что организаторы терактов 11 сентября, стоивших жизни 3000 человек, в следующий раз будут готовы убить 30000 или 3000000 человек. Трагичный опыт, вынесенный из событий 11 сентября, вкупе с националистской и консервативной идеологией Буша, привел к созданию новой стратегии национальной безопасности. Частично эта доктрина покоится на убеждении, что сегодня основная угроза исходит не от сильных наций с большими арсеналами оружия, а от слабых стран, правящие режимы которых находятся в глубоком кризисе, от организаций фанатиков, раскинувших свои щупальца по всей планете и способных причинить огромное зло, при наличии финансовых средств, которых не хватило бы даже на покупку одной единицы бронетехники. Перед лицом подобных опасностей традиционная стратегия сдерживания уступила место стратегии нанесения «превентивного удара».

Одним из самых спорных моментов этой стратегии является американское превосходство. «Наши силы достаточно сильны, - говорится в тексте, содержащем тезисы новой стратегии, - для разубеждения любой державы-противника, намеревающейся провести перевооружение, направленное на то, чтобы сравняться или даже преодолеть мощь Соединенных Штатов». Предупреждение в адрес Китая более, чем очевидно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.