«В течение минувших месяцев американская дипломатия открыто и систематически пыталась разрушить политическое единство Европы. И, к несчастью, США этого добились», - такое мнение высказывает на страницах правоцентристской французской Le Figaro известный итальянский философ, профессор Веронского университета Джорджио Агамбен . В интервью газете он заявляет, что Вашингтон «пытается навязывать своей стране и всей планете постоянное чрезвычайное положение, которое нам подается в качестве ответа на мировую гражданскую войну между государством и терроризмом». Опасность, однако, в том, что «даже американская демократия, столкнувшись с давлением чрезвычайного положения и постоянного состояния войны, может переродиться в антидемократический режим».

Вопрос: Какова ваша реакция как философа на эту войну? Присвоила ли Америка себе право быть выше законов?

Ответ: Я не думаю, что можно выражать свое отношение к этой войне в качестве философа, художника, француза или итальянца. Совершенно очевидно, что эта война означает, что США злоупотребляют своей силой, нарушая международное право. Американская администрация проигнорировала и растоптала все, что оставалось от международного права. На мой взгляд, для понимания происходящего надо помнить, что нарушение устоев международного права происходит в соответствии с парадигмой, управляющей всей политикой США после терактов 11-го сентября, то есть в соответствии с условиями исключительного положения. Крайне тревожит то, что эта парадигма, чрезвычайного и временного состояния, может постепенно превратиться в обычную модель управления.

Вопрос: Что вы под этим подразумеваете?

Ответ: Я считаю, что умышленное создание постоянного чрезвычайного положения превратилось в обычную практику для современных государств, в том числе демократических. Что касается США, то мне кажется бесспорным то, что Белый дом пытается навязывать своей стране и всей планете постоянное чрезвычайное положение, которое нам подается в качестве ответа на мировую гражданскую войну между государством и терроризмом. Однако надо помнить о переходе от Веймарской республики к нацизму. Недавняя история нас учит, что никакая демократия не может сопротивляться чрезмерно продолжительному чрезвычайному положению или состоянию войны, которое бы стало постоянным. Я имею в виду то, что даже американская демократия, столкнувшись с давлением чрезвычайного положения и постоянного состояния войны, может переродиться в антидемократический режим.

Вопрос: Вы говорите о терроризме наоборот. Оправдано ли это?

Ответ: В условиях, когда постоянно существующее чрезвычайное положение превращается в обычную парадигму политики, происходит процесс, при котором государство и терроризм образуют единую систему, при которой трудно различить каждую из сторон. Это - единая система с двумя обликами, где одна из сторон все время оправдывает свои шаги действиями другой стороны и в такой степени, что более нельзя различить какая из сторон играет ту или иную роль.

Вопрос: Думаете ли вы, что раскол Европы, спровоцированный этой войной, будет глубоким и долговременным?

Ответ: Мне кажется бесспорным то, что, прежде всего, речь идет о войне против Европы. Начиная с того момента, когда Европа стала угрожать экономическому господству США, американская сторона решила доказать, что Европа не существует в политическом смысле. В течение минувших месяцев, американская дипломатия открыто и систематически пыталась разрушить политическое единство Европы. К несчастью, США этого добились.

Вопрос: Идет ли речь о том, что американцы воспользовались этим удобным случаем, чтобы разделить Европу?

Ответ: Я убежден, что именно это является одной из тайных причин этой войны, причем эта причина далека от того, чтобы быть второстепенной. Это - прежде всего, война против Европы.

Вопрос: На какие мысли вас наводят последние заявления в адрес Франции и Ширака, прозвучавшие из уст премьер-министра Италии Сильвио Берлускони и других европейских лидеров?

Ответ: Чем бы ни мотивировался их выбор - подлинной убежденностью или прагматизмом, - Франция и Германия проявили себя как единственные европейские страны, которым присуще настоящее политическое видение Европы. Напротив, Берлускони и другие политические деятели европейского континента доказали, что они являются всего лишь выразителями американских интересов. С точки зрения внешней политики Италия с 1945 года "технически" является американским протекторатом. Бесспорно то, что страна, территория которой полностью усеяна американскими военными базами, не может быть независимой.

Вопрос: Сейчас много говорится о "войне в телеэфире". По вашему мнению, какая правда доходит до телезрителей?

Ответ: Первая война в Персидском заливе приучила нас к манипуляции, при которой событие и новость смешиваются, а информация зачастую заменяет факт. Но на этот раз можно наблюдать нечто новое: растут массовые антивоенные настроения во всех европейских странах. То есть, несмотря на крайнюю запутанность информации, в умах "телезрителей" царит полная ясность. Это является положительным моментом.

Вопрос: Какую роль могут играть США внутри ООН?

Ответ: США задались целью доказать, что Европа более не является политической силой, и что ООН является уже не политической организацией, а гуманитарной. Возможно, как только война завершится, США примут решение доверить ООН задачу оказания гуманитарной помощи. В этой ситуации, когда полностью нарушено международное право, ограничение функций ООН выполнением лишь гуманитарных задач, станет, на мой взгляд, постыдным».

*Джорджио Агамбен (род. в Риме в 1942 году) - известный итальянский философ, профессор Веронского университета, автор целого ряда научных трудов, переведенных на многие языки мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.