20 июня 2003 года. Ходят слухи, что министр обороны США Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) так и не простил своих европейских союзников за то, что они доставили ему много неприятных минут, когда он 30 лет назад стал послом США при Организации Североатлантического договора (НАТО). Если это так, тогда он, должно быть, испытывал удовольствие, когда на прошлой неделе пугал эту организацию бойкотом со стороны США и грозился заблокировать американские платежи на строительство нового здания штаб-квартиры НАТО в Брюсселе.

Очевидная причина его эмоционального взрыва не имела к НАТО никакого отношения. Объектом его гнева стал бельгийский закон о военных преступлениях, который предусматривает уголовное преследование за нарушение прав человека, где бы они ни были совершены.

Принимая во внимание, что этот закон был применен для предъявления обвинения в военных преступлениях американскому генералу Томми Фрэнксу (Tommy Franks), который командовал военными действиями в иракской войне, можно, пожалуй, понять негодование г-на Рамсфелда. Но ему все-таки следовало бы взвешивать свои слова более тщательно. Обвинения в "правовом империализме" могут быть столь же легко предъявлены могущественным Соединенным Штатам, как и маленькой Бельгии.

Для жертв жестокости бельгийский закон является судом на крайний случай. Но его влияние ограничено. Пока что проведено всего одно судебное разбирательство, в котором четырех руандийцев признали виновными по обвинению в геноциде. Обвинение против израильского премьер-министра Ариэля Шарона (Ariel Sharon) за его предполагаемую роль в массовой резне в лагерях беженцев Шабра и Шатилла было отвергнуто на основании его неподсудности как главы государства.

Бельгийское правительство к настоящему времени приняло меры по дальнейшему ограничению правоприменения данного закона. Жертвы больше не могут направлять свои иски в суд, если они не имеют прямого отношения к Бельгии. Обвинение должен подержать государственный прокурор. А бельгийское правительство наделено правом передачи дела в суд на родине обвиняемого. Именно это и было сделано в случае с генералом Фрэнксом.

В будущем подобный закон в любом случае окажется ненужным в силу создания Международного уголовного суда. Он станет парламентским трибуналом для международных дел о военных преступлениях. Но этот орган, статус которого разрабатывается с исключительной тщательностью, чтобы не допустить политически мотивированных судебных преследований, точно так же с негодованием отвергается Вашингтоном.

Администрация США разослала своих эмиссаров по всему миру, чтобы принудить правительства согласиться на гарантии исключения американских граждан из юрисдикции Международного уголовного суда. К настоящему времени 43 страны - в частном порядке или публично - согласились на сделку, которая является вопиющей дискриминацией между представителями единственной в мире сверхдержавы и представителями остального мира.

Но в то же самое время суды США присвоили себе право на юрисдикцию в отношении зарубежных стран, которая очень схожа с бельгийским законом. Ссылаясь на полномочия, которые им дает Закон о гражданских правонарушениях иностранных граждан (Alien Tort Act) от 1789 года, они хотят выносить судебные решения в отношении деяний, "нарушающих законы других стран". Это служит основанием для исков о компенсации со стороны жертв апартеида в Южной Африке.

Вся сфера международного права остается предметом споров и нуждается в спокойных дебатах. Но взятая на вооружение г-ном Рамсфелдом и иже с ним тактика грубого запугивания, требующая одного закона для могущественного и другого - для лишенного прав, является в высшей степени контрпродуктивной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.