Вопрос. - Означает ли поимка Саддама, что сторонники войны иракской войны взяли реванш?

Ответ. - Я склонен усматривать в факте его поимки не чью-то личную победу, а торжество идеи защиты прав человека в Ираке. Этот народ в течение тридцати пяти лет жил под бременем одного из самых кровавых тоталитарных режимов планеты. Список злодеяний, совершенных Саддамом Хусейном, заставляет содрогнуться. Опросы общественного мнения подтверждают, что иракские граждане, даже если американская оккупация им не нравится, чувствуют себя освобожденными. Они теперь почувствовали свободу.

Второй повод для облегчения состоит в следующем: речь идет об окончательном свержении диктатора, который создавал в регионе взрывоопасную обстановку. Со времен Светония известно: кровожадные самодержцы всегда готовы вести агрессивные войны, так как им нужно направить гнев народа на внешнего и воображаемого врага.

Наконец, третья хорошая новость: мы вступаем в эпоху, когда тираны все реже будут завершать свое правление на смертном одре. Доказательство тому: падение Милошевича и Саддама Хусейна. Благодаря коалиции, наш мир пытается положить конец порядку узаконенной безнаказанности.

Вопрос. - Означает ли это, что Вы поддерживаете идею вмешательства международного сообщества в политику государств, которые подвергают гонениям собственный народ?

Ответ. - Торжество этой идеи, которую еще 30 лет назад поддержала группа врачей и ученых, мы наблюдали в ходе операции по освобождению иракского народа от гнета тирана. Главная причина обоснованности этой войны состоит в том, что требовалось защитить права человека и помощь народу, который находился в большой опасности. Сегодня даже противники войны вынуждены признать, что недавно арестованный бывший хозяин Багдада должен быть осужден для свои преступления против человечности.

Вопрос. - Но в Ираке все еще царят хаос и террор.

Ответ. - Люди, которые говорят это, имеют короткую память. Неужели они забыли про огромное число братских могил, которые мы там обнаруживаем каждый день? Неужели они забыли про бесчисленные исчезновения людей, депортацию и пытки? Саддам Хусейн причинил много бедствий своему народу.

Вопрос. - Не собираются ли некоторые представители члены суннитского меньшинства в отсутствие Саддама пополнить ряды «Аль-Каиды»?

Ответ. - Такой риск существует. Надо предостеречь об этой опасности. Некоторая часть суннитского населения, составляющего в Ираке 20%, считала законным правление партии «баасистов», которая ущемляла права шиитского большинства и курдов. Теперь эта группа людей лишилась власти и испытывает ностальгию по временам Саддама, и в ходе предстоящего судебного процесса эта группа будет дрожать вместе с Саддамом Хусейном.

Свобода для таких людей невыносима. Шииты, кажется, это поняли, но они сдерживают свой гнев и не предаются мести. Но не нужно питать иллюзии по поводу идиллической гармонии: после тридцати пяти лет, проведенных в условиях тирании Саддама Хусейна, скорое восстановление в стране нормальной жизни невозможно. Так что у иракского народа два выбора - либо возвращение к диктатуре, либо движение к демократии. То есть или пойти по пути Вацлава Гавела, или - по пути Слободана Милошевича. Сегодня никто пока не может сказать уверенно, какое посттоталитарное будущее готовят себе сами иракцы.

Вопрос. - Могут ли арабы усмотреть в поимке Саддама победу идей неоконсерваторов?

Ответ. - В европейских странах по поводу действий Белого дома было больше протестов, чем в арабском мире. Прогрессивные арабские деятели, как мне кажется, менее идеологизированы, чем их европейские коллеги. Мои алжирские друзья радуются, когда Буш поддерживает их борьбу против исламского терроризма.

Вопрос. - Вы считаете, что Саддам Хусейн и бен Ладен не пользуются серьезной поддержкой в мусульманском мире?

Ответ. - Несомненно, у них есть и фанатичные сторонники, но есть не менее ярые противники. Арабо-мусульманский мир взорвался. Тем лучше. Свержение и арест Саддама - подарок демократам арабского мира со стороны тех, кого называют «ястребами» Белого дома.

Вопрос. - Может ли поимка Саддама заставить Европу активизировать свою позицию на Ближнем Востоке и оказать помощь усилиям США?

Ответ. - Потребуются долгие годы активного участия в деле создания в Ираке демократического государства. Вызов для коалиции в Ираке заключается в том, чтобы привить местному населению вкус к нормальной демократической жизни. Это предполагает постепенное создание гражданского общества, уважение личности, оказание помощи в создании политических партий.

Необходимо также преследовать сторонников Саддама и исламистов. На этом пути будут новые сражения и новые разочарования. Что же касается позиции европейцев, то я боюсь, что как только пройдет эйфория по поводу ареста Саддама, Европа подпадет во власть своего излюбленного демона: она будет искать ошибки в действиях США в Ираке и говорить о святости идеи суверенитета.

Вопрос. - Что Вы под этим подразумеваете?

Ответ. - За осью Париж-Берлин, которая разделяет Евросоюз, просматривается ось Париж-Берлин-Москва, которая создана на основе враждебности американской «гегемонии». Такая позиция создает раскол в рядах Евросоюза.

Вопрос. - Почему произошел этот раскол?

Ответ. - Конфликт, который противопоставляет одни демократические государства другим, возник не сегодня. Министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен говорит о том, что столкнулись «два взгляда на мир». Итак, некоторые страны говорят от имени международного права и защищают идею суверенитета государств. По их мнению, в рамках своего суверенитета то или иное государство может нарушать права своих граждан. При этом отвергается право народов на самоопределение.

Вопрос. - У Вас есть конкретные примеры?

Ответ. - Например, согласно этой концепции, нельзя возражать против политики Путина по уничтожению «своих» чеченцев, против политики Пекина по истреблению «своих» уйгурцев и оккупации «своего Тибета» и против оккупации Сирией «своей» провинции - Ливана. Согласно этой концепции, вступление коалиции на территорию Ирака было грубым нарушением международного права и посягательством на суверенитет, даже несмотря на то, что правитель Ирака - жестокий тиран. Эксперты могут усмотреть в таком взгляде на мир философию Карла Шмитта, согласно которой государство само решает, где Добро и Зло, где друг и враг.

Вопрос. - Иными словами, да здравствует право на вмешательство?

Ответ. - Я уверен, что вмешательство в дела государств, где царит тирания, уничтожающая своих граждан, означает защиту свободы и создание условий для выживания мирного населения. И хотя такое вмешательство, согласно теории Карла Шмитта является большим грехом, тем не менее, оно является обязанностью международного сообщества, которая продиктована положениями Всеобщей декларации прав человека.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.