Ливия - государство-изгой в североафриканской пустыне - прописала сама себе, чтобы не оказаться наказанной, программу социализации. Признаки изменений к лучшему можно было наблюдать уже давно. В последнее время эта арабская страна берет на себя среди трудновоспитуемых роль пай-мальчика. Позади время, когда Триполи выступал в роли хулигана. Он примирился с тем, с чем нельзя не примириться, и послушно признает неограниченный авторитет США.

Вождь революции Муаммар аль-Каддафи (Muammar el Kaddafi) превратился в вождя капитулянтов. Чтобы подчеркнуть это, он обратился к трио руководителей из списка глав государств-изгоев. Иран, Сирия и Северная Корея должны, мол, последовать его примеру и сложить оружие. Только таким путем они-де могут отвратить неприятности от своих народов. Это звучит так, будто текст обращения ему продиктовали чиновники Государственного департамента США.

Прежний неустанный борец за арабское единство и против «невыносимого империалистско-сионистского господства» в регионе встал на сторону архитекторов нового порядка на Ближнем Востоке, который должен закрепить это господство на вечные времена. Требование Каддафи разоружиться обращено к государствам, суверенитет которых находится под непосредственной угрозой. Он не обращено к Израилю, к ближневосточному мастеру из региональной лиги по производству оружия массового уничтожения и единственной ядерной державе на Ближнем Востоке.

Так бывает с революционерами, держащими нос по ветру, когда меняется погода. Когда государства социалистического лагеря давали империализму решительный отпор, у ливийского Революционного совета было достаточно возможностей и средств для реализации эксклюзивной модели общественного благоденствия с определенными элементами патриотизма. Ливия тут проводила и «экспансионистскую» внешнюю политику, поддерживая движение «зеленых» в Европе и дестабилизируя международную обстановку террористическими актами. Но зачастую те, кто громче всех кричит и проявляет особый радикализм, первыми же и прячутся в кусты, - чтобы затем выть с целью выживания вместе с волками.

Больше не существует режима, на который могли бы возлагать свои надежды «арабская улица». Это касается также правительства БААС в Дамаске, занятый теперь проблемой своего собственного выживания. Но есть иракское сопротивление, которое могло бы вызвать к жизни новый панарабизм снизу. Процесс сложный. Это движение пока еще находится под влиянием номенклатуры, между сторонниками БААС и ее противниками еще стоят десятки тысяч жертв режима Саддама (Saddam), еще не встали в полный рост как самостоятельный субъект нижние слои. Но время работает на них - не на США и их Каддафи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.