Уже через несколько дней после поимки Саддама Хусейна Франция Германия и Россия заявили о готовности рассмотреть возможность смягчения огромного долгового бремени Ирака. Не потому что они чувствовали угрызения совести по поводу невозвращения миллионов долларов, которые Саддам взял у них в долг на строительство нелепых дворцов и приобретение гротескного оружия. Это решение всего лишь было признаком того, что нейтральные страны корректируют свой курс.

Однако это не является началом большого примирения. Эти страны не оказывали США никакой помощи ни до войны, ни во время войны, ни после ее завершения. Франция пыталась объединить вокруг себя другие страны, чтобы не допустить свержения Саддама со стороны США. Россия поставляла в Ирак приборы ночного видения. Никто из них даже пальцем не пошевелил, чтобы оказать США помощь в деле послевоенного восстановления Ирака. Некоторые американцы испытывают досаду по этому поводу, другие просто смущены.

Демократы считают, что виновата в этом сама Америка. Они обвиняют Буша в том, что он ухудшил наши отношения с союзниками. Однако здесь мы сталкиваемся с этимологической проблемой. Война в Ираке скорректировала старые понятия. Эти страны не являются союзниками. Ошибочно утверждение о том, что Франция и Германия - наши старые союзники. Наивно также полагать, что Россия является нашим новым союзником.

Это не должно нас удивлять. Страны имеют различные интересы. В течение полувека антикоммунизм затушевывал эти различия, но коммунизм рухнул. Европа живет по аксиоме лорда Пальмерстона (Lord Palmerston): у стран не бывает постоянных союзников, а есть лишь постоянные интересы. Союз с Америкой уже не является для Европы «постоянным интересом». Созданный после Второй мировой войны союз, который определял структуру нашего мира, уже перестал существовать. Это произошло в 2003 году.

Безусловно, есть некоторые страны, которые считают, что их национальная безопасность зависит от международного порядка, обеспечиваемого за счет усилий со стороны США. Эти страны играют в мире далеко не последнюю роль, и после определенного периода времени они могут стать ядром абсолютно нового системного альянса. Это англосаксонские страны (Великобритания, Австралия) и несколько европейских стран (Италия, Испания, Польша и другие страны Восточной Европы).

Они понимают, что основные элементы стабильности, в том числе свободная торговля, открытые морские коммуникации и региональное равновесие сил, нераспространение ядерного оружия и ядерное сдерживание, - все это большей частью обеспечивается за счет американского гиганта. Они понимают, что без США мир погрузится в хаос. Они верят в американский зонт безопасности и берут на себя обязательство помочь стране, его создавшей.

Что касается остальных стран, то они не собираются помогать Америке. Они не желают нам поражения - они не сумасшедшие - но при этом они не прочь увидеть нас несчастными, растерянными, униженными и даже побежденными. Когда началась иракская война, глава МИД Франции отказался отвечать на вопрос репортера о том, победы какой из воюющих сторон он хотел бы. Это не было простым выражением враждебности. Когда миру нужна была защита от нацизма или коммунизма, он объединялся вокруг Америки-защитницы.

Но арабо-исламский радикализм имеет характерные отличия. Его ненависть огромна, но стратегическая мишень этой ненависти - это Америка. Его памятник - ground zero (руины Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке - прим. пер.) - находится не в Париже. Нейтральные страны знают, что, возможно, в конечном счете, они тоже будут под угрозой. Пока, однако, они весьма рады видеть, как США в одиночку ведут борьбу против новых варваров. США подверглись нападению, и они будут вести эту борьбу независимо от чьей-то позиции.

Для большинства стран война с терроризмом предвещает дополнительный бонус: унижение США. Франция невозмутимо заявляет, что американское господство невыносимо, и мир должен по справедливости быть не однополярным, а многополюсным. Большая часть остального мира согласна с этим тезисом, но, в отличие от Франции, не имеет смелости заявить об этом открыто. Суровый факт заключается в том, что война на многих фронтах истощает и сдерживает американскую мощь. В то время как американцы проливают свою кровь и тратят свои средства в таких далеких местах, как Багдад, Китай строит экономическую и военную супердержаву будущего.

Европейские страны заняты созданием на своем континенте нового гиганта. И остальная часть мира проявляет интерес к этому процессу. Тем временем американцы берут под свой контроль один за другим все компоненты оси Зла. В 90-е годы политика сдерживания Америки проявлялась в другой форме. Администрация США, контролируемая демократами, пошла на всевозможные уступки, и таким образом Гулливер был связан шелковыми веревками: Америке было навязано несметное количество соглашений, протоколов и запрещений на все - от эмиссии парниковых газов до наземных мин и ядерных испытаний. С приходом к власти администрации Буша, которая не собиралась соблюдать эти ограничения, эта система не могла далее существовать. На сцене появилась «Аль-Каида».

Нейтральные страны могут пуститься в поэтические рассуждения о грехах Америки, но речь не идет о ненависти. Проблема не в эмоциях, а в расчете. По сути, это вопрос интересов. Интересы не совпадают. Бесполезно вопить об этом. Великие альянсы распались. При помощи нескольких верных друзей Америка должна продолжать свою борьбу в одиночку.

* Чарльз Краутхаммер - известный американский журналист, лауреат Пулитцеровской премии, автор постоянной колонки в The Washington Post, раз месяц публикует свои комментарии в еженедельнике Time. Его комментарии публикуются также в 125 газетах во всем мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.