Ташкент, 13 января 2004 года (UPI). Пока американские политические деятели были заняты Афганистаном в 2002 году и Ираком в 2003 году, постепенно решалась судьба Узбекистана, нового стратегического партнера США в регионе. В начале 2002 года крупная бывшая советская авиационная база на его территории стала плацдармом для нападения США на режим талибов. Сегодня американские войска остаются на этой базе, пока их товарищи по оружию обыскивают горы в Восточном Афганистане в поисках Усамы бен Ладена (Osama bin Laden).

Узбекский президент Ислам Каримов в последние 12 лет ведет страну к рыночной экономике и к более демократическому правлению, одновременно сражаясь с немногочисленной вооруженной группировкой повстанцев, которые поддерживают тесные связи с "Аль-Каидой". После взрыва начиненного взрывчаткой автомобиля в Ташкенте в 1999 году правительство усилило натиск на группировку "Исламское движение Узбекистана" (Islamic Movement of Uzbekistan), которая в то время действовала с территории Афганистана при поддержке талибов. Узбекские силы безопасности арестовали более 4000 человек (по данным правозащитных организаций, около 7000 человек), в том числе членов подпольной группировки "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами" (Hizb ut-Tahrir al Islami). Эта группировка до настоящего времени избегала насильственных действий, однако правительство в Ташкенте заявляет, что она готова создать в Узбекистане строго исламское государство.

Критиков г-на Каримова - великое множество, в том числе в западных средствах массовой информации, в государственном департаменте США и в правозащитном сообществе. Они утверждают, что узбекское правительство использует террористическую угрозу как предлог для подавления всякого оппозиционного движения. Так, Международная кризисная группа со штаб-квартирами в Брюсселе и Оше, Киргизстан, в июле 2003 года сообщала: "В Узбекистане массовые аресты мусульман - многие из которых, но не все являются членами радикальных политических группировок - привела к появлению серьезного недоверия между властями и населением и к радикализации тех, кто пострадал от жестокости полиции".

Однако известный знаток ислама Стефен Шварц (Stephen Schwartz) утверждает, что целью доклада Международной кризисной группы является попытка приуменьшить угрозу ваххабизма, угрозу радикалов, типичным представителем которых является "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами". Он считает, что отождествление проповедников экстремальной идеологии с практиками террора никоим образом не подрывает кампании против терроризма. Эта кампания подрывается слабостью, нерешительностью и апологетикой, а не определением, кто есть враг".

В данное время "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами" свободно действует из своей штаб-квартиры в Лондоне, однако она формально запрещена во всех государствах Средней Азии и Ближнего Востока. Ее идеология предусматривает создание строго исламского государства и восстановление древнего арабского халифата. Это движение, зародившееся в Иерусалиме в 1953 году, после распада Советского Союза начало массовую засылку своих эмиссаров в Узбекистан. Согласно утверждениям членов организации, она насчитывает в Узбекистане свыше 10000 приверженцев.

Агитационная литература "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами" имеет четкую антиеврейскую направленность. Высказывания носят явно угрожающий характер, включают призывы к вооруженной борьбе с неверными, в том числе конкретные призывы к совершению терактов с использованием захваченных самолетов, а также угрозы применить оружие массового поражения.

Узбекские официальные лица, в частности, офицер службы безопасности Зафар Абдуллаев, утверждают, что у них нет прямых доказательств террористической деятельности "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами", но "мы считаем, что существуют связи между лидерами 'Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами' и террористическими организациями". Известно, что в соседнем Киргизстане некоторые из бомбистов в прошлом, до вступления в ряды "Исламского движения Узбекистана", были членами "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами".

В одном интервью министр иностранных дел Узбекистана Содык Сафаев сказал: "Традиционный ислам всегда имел опору в Узбекистане, но исламский радикализм - проблема не только лишь Узбекистана. Это глобальная проблема. Исламский радикализм представляет большую проблему в Турции и в России, которые считаются демократическими странами".

Г-н Сафаев высоко оценил содействие международных организаций, в том числе Международного комитета Красного Креста, однако не согласился с правозащитниками в вопросе их оценки "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами". "Правозащитное сообщество считает, что правительству следует иметь диалог с мусульманскими экстремистами, но это сделать трудно, когда организация находится в подполье и не хочет раскрывать своих намерений", - говорит он.

Сотрудник узбекского министерства внутренних дел полковник Илья Пягай сказал: "Пока западные аналитики расходятся в оценке природы исламского движения, не будет прогресса в борьбе с растущей террористической угрозой. 'Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами' - нечто вроде коммунизма внутри ислама: идея воссоздания халифата сопоставима с лозунгом 'Пролетарии всех стран, объединяйтесь'". Он добавил, что "религиозные экстремисты в конце концов потребуют для себя политической власти".

Г-н Пягай заявляет, что узбекское правительство заслуживает похвалы за то, что активно сажает в тюрьмы радикализованных активистов. "Если бы Узбекистан не принял своевременных мер, последствия были бы гибельными", - утверждает он.

Сегодня "Хизб-ут-Тахрир-уль-Ислами" нападает на евреев и представителей Запада, но кто может поручиться, что она не станет нападать на другие религии?

Есть признаки, что режим Каримова ослабляет давление на исламских радикалов. Второго декабря 2003 года он объявил амнистию, в результате которой в последующие 3 месяца должны были быть выпущены из тюрем около 700 заключенных.

Однако Каримов не хочет рисковать. Он руководствуется скорее наказами жестокого Тамерлана, национального героя Узбекистана, чем указаниями из Брюсселя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.