Еще не осела пыль после страшных атак на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и Пентагон, как Джордж Буш объявил войну терроризму. В течение месяца военные самолеты США бомбили базы преступников в Афганистане. И только спустя год после разгрома движения «Талибан» и взятия Кабула американские войска начали готовиться к еще более массированному наступлению - из Кувейта в Багдад. Со скоростью, которая удивила даже стратегов Пентагона, в Ираке также был реализован план по «изменению режима».

Война с терроризмом - первый главный вооруженный конфликта ХХI века, который ведет к изменению мирового порядка в целом. Соединенные Штаты, обладающие беспрецедентной военной и экономической мощью, судя по всему, больше, чем когда-либо, могут именоваться имперской державой. Сторонники США называют это «благотворительной глобальной гегемонией», так как, по их мнению, Америка, используя свою мощь, преобразовывает страны с репрессивными режимами в либеральные демократические государства.

По мнению оппонентов, такая политика США - это новый вид империи, аналогов которого никогда не было в прошлом. Эта империя навязывает другим странам свои политические цели, а именно «изменение режима» или процесс «государственного строительства». «Американская сверхдержава теперь хочет не просто доминировать. Она стремится также управлять историей," - пишет в недавнем номере журнала The Nation Роберт Джей Лифтон (Robert Jay Lifton), гарвардский эксперт в области терроризма. Профессор Лифтон называет это "синдромом сверхдержавы", таково название его недавней книги. По его словам, подобно римской и британской империям, Америка использует свою военную силу, добиваясь успеха за счет технологического превосходства.

Однако по сути США не являются империей. США не владеют территориями за пределами своих границ, за исключением Пуэрто-Рико, а недавно США отказались от своих крупных военных баз на Филиппинах и Панаме. По мнению оппонентов, США используют свою мощь во имя демократических идеалов, но не всегда делают это последовательно. Многие критики также не принимают во внимание тот факт, что США ведут борьбу с новым видом войны, которая не знает никаких границ, времени или места. В частности, речь уже не идет о враге, который должен заявить о сдаче в плен. Терроризм, вероятно, будет существовать, пока есть фанатики-самоубийцы, которые имеют доступ даже к обычному оружию. И теракты могут произойти почти в любой точке мира. Список террористических организаций, составленный госдепартаментом США, включает 36 группировок, рассеянных по всему миру.

Для президента, который выступал против "государственного строительства" и чрезмерного военного вмешательства, борьба с терроризмом приобрела намного более глубокий смысл, чем прагматичная политика (realpolitik) Генри Киссинджера. «Я не вижу никаких негативных оттенков в войне против терроризма», - заявил Джордж Буш. В прошлом году в его обращении к нации содержалось четыре ссылки на «врагов» страны и пять ссылок на силы «Зла». В то же время президент Буш (и даже самые рьяные неоконсерваторы) могут опровергнуть утверждение о том, что США стремятся «доминировать» в мире и «контролировать историю».

«Мы поможем вам создать мирное правительство, которое бы защищало права всех граждан. После этого наши войска уйдут», - заявил Буш иракскому народу в апреле, после того, как американские войска взяли под свой контроль Багдад. A несколько дней спустя в интервью арабскому телеканалу «Аль-Джазира» министр обороны Дональд Рамсфелд был более прямолинейным: «Мы не являемся империалистами, и никогда не являлись».

Однако мощь США проявляется не только в том, что за два года они осуществили смену режима в двух странах. США сегодня тратят на свои военные нужды 382, 2 млрд. долларов. Это расходы превышают затраты следующей десятки стран, вместе взятых. Огромное экономическое и культурное влияние Америки на мир, в отличие от ее военной мощи, вызывает не столь серьезную тревогу. С одним исключением. Некоторые из тех сил, которые встали на путь террора, используют американскую культуру и ценности в своих целях, называя США «Великим Сатаной». В свою очередь, в ответ на теракты США вынуждены использовать военную силу, что вызывает вопросы об империи.

Имперские полномочия всегда поддерживались за счет превосходящей военной силы. Армии Римской империи доминировали над континентальными массивами Европы, Северной Африки, и территориями Ближнего Востока. Флоты испанских и британских империй контролировали моря. Война ХХI века и реализация плана по смене режима зависят от контроля над воздушным пространством. Сегодня ни одна страна мира не может соперничать с США в сфере авиации. Самолеты-невидимки B-2 поднимались в воздух в Миссури и, достигнув своих целей в Афганистане и Ираке, сбрасывали свои смертельные полезные грузы, после чего без остановки возвращались домой. США доминируют в небе в намного большей степени, чем римские легионы - на суше или британский флот - на море.

Если война неизбежна, то США способны, обеспечив свое превосходство, победить в ней. США также обладают средствами для превентивной войны, чтобы доминировать над другой страной или областью. Таким образом, подтверждается заявление прусского генерала Карла вон Клаузевица о том, что «война является продолжением политики, но другими средствами». Сегодня многие оппоненты США считают, что вторжение в Ирак было навязано миру на основе ложной предпосылки о том, что Саддам Хусейн обладал оружием массового поражения и дал свои командующим приказ применить это оружие.

Многие страны беспокоит тот факт, что США теперь открыто сохраняют за собой право предпринять превентивную атаку в любой части мира. В Стратегии национальной безопасности, разработанной по поручению президента страны, речь идет о смене доктрины: от доктрины сдерживания США переходят к доктрине превентивных ударов для предотвращения потенциальных угроз. Сторонники такого изменения утверждают, что в век не имеющего границ терроризма переход от политики сдерживания к превентивному удару оправдан. Однако оппоненты считают, что такая политика делает мир более опасным. «Превентивные удары сомнительны с точки зрения соблюдения норм международного права. Кроме того, такая политика подает плохой пример другим странам, стремящимся нанести превентивный удар по территории соседних стран», - считает бывший офицер ракетных войск Брюс Блэр (Bruce Blair) из Центра оборонной информации (Center for Defense Information).

Остальной мир с беспокойством наблюдает, как США пытаются усилить свое военное лидерство за счет новой технологии, которая включает «несмертельное» оружие, управляемые со спутника лазерные снаряды, самолеты-истребители с дистанционным управлением, крылатые ракеты с мощными микроволновыми генераторами, способными выводить из строя радиоэлектронные системы противника. Речь также идет о ядерных зарядах, способных, «поражать бункеры», что позволяет перейти от «гарантированного взаимного уничтожения» периода «холодной войны» к войне нового типа.

Судя по всему, США стремятся также и к милитаризации космоса. Комиссия конгресса США, возглавляемая Рамсфелдом, призвала к обеспечению «превосходства в космосе, как для сдерживания, так и для отражения атак противника». Не удивительно, что противники Буша из Демократической партии критикуют эти изменения в американской внешней политике. Но республиканцы также выражают беспокойство. «Отрицательные практические последствия этой политики слишком очевидны, - отмечает в журнале The American Conservative Дуг Бандоу (Doug Bandow) из Cato Institute. - Страны-изгои от Ирана до Северной Кореи получают стимул для того, чтобы получить доступ к оружию массового поражения, чтобы удержать США от нанесения превентивного удара».