«Слабая Европа», «слабый евро» - так говорили в период создания единой европейской валюты. Тогда высокий курс доллара расценивался как один из атрибутов американского могущества. Однако ошиблись те, кто предрекал, что «валюта без государства», то есть евро, обречена на постоянно низкий курс. Если поимка Саддама Хусейна и повысила шансы на переизбрание Буша, она, тем не менее, не привела к повышению курса доллара.

Надо признать, что связь между экономическими и политическими вопросами более тесная, чем принято считать. Ценность доллара, как и любого товара, определяется предложением и спросом. Чем больше объем внешнего долга США, тем больше Америка продает свою валюту (ценные бумаги, оформленные в долларах) остальному миру, чтобы финансировать свой дефицит. Спрос зависит от привлекательности американской экономики для инвесторов и перспективы роста экономики.

В 90-е гг. рост экономики США казался незыблемым, весь мир хотел инвестировать в Wall Street, а доллар ценился высоко. Сегодня рост американской экономики больше не гарантирован, несмотря на обещания по поводу того, что этот рост будет в любом случае более существенным, чем в Европе. Рост экономики США может обеспечить сильный доллар. В то же время дальнейшее снижение курса доллара также может способствовать подъему американской экономики, так как это стимулирует экспорт. В то же время дешевый доллар невыгоден для Европы, так как он грозит стагнацией ее экономике.

Почему же американцы проявляют такую беззаботность в создавшейся ситуации? Один из вариантов ответа состоит в том, что действия европейцев сдерживает Маастрихтский договор, в то время как американцы свободны в своем выборе. Необходимо напомнить, что в 60-е гг. было много кризисов, апофеозом которых стало решение президента Ричарда Никсона от 15 августа 1971 г. приостановить конвертируемость доллара в золото. Кризис продолжился в 70-е гг., в период президентства Картера валютный кризис достиг апогея: 1 доллар обменивался на 4 французских франка.

В тот период была создана Европейская валютная система, которая позже привела к созданию евро. Модель была предложена Германией, которая благодаря жесткой политике Бундесбанка лучше других европейских стран научилась искусно преодолевать кризисы. Пол Волкер (Paul Volcker), предшественник нынешнего главы Федеральной резервной системы США Алана Гринспана (Alan Greenspan), резко повысил процентные ставки, что спровоцировало кризис в странах Латинской Америки, обремененных долгами. Последовавший за этим решением спад в экономике США был одним из самых тяжелых со времени кризиса 30-х гг. Но зато, пойдя на такой электрошок, Волкер снизил до минимума инфляцию в США.

Возможно, снижение курса доллара сегодня справедливо, но при этом никто не может исключить настоящего кризиса. Цены на сырье уже повысились. Нельзя исключить усиления инфляции, что может обязать к новому жесткому регулированию валютной политики. Безответственность администрации Рейгана, которая воодушевляет сегодня команду Буша, вынудила в свое время администрацию Клинтона пойти на повышение налогов, чтобы сдержать рост дефицита госбюджета.

Сегодня большинство американских экономистов выражает беспокойство по поводу налогового авантюризма Буша, при котором дефицит госбюджета значительно возрос. А если не найдется новый Клинтон, чтобы очищать республиканские авгиевы конюшни? А если не появится новый Пол Волкер, чтобы предотвратить новый виток инфляции? Конечно, ситуация далека от пропасти времен Картера, но опасность сохраняется.

Европейцы выбрали другой путь - путь «превентивной жесткости». Однако европейской экономике тоже угрожает опасность. Пакт бюджетной стабильности ЕС потерпел неудачу потому, что его условия были непродуманными. Европейцы оказались перед лицом собственного кризиса. Одна из причин, которая мешает европейцам идти на смелые шаги, кроется в глубоком сомнении по поводу прочности европейских институтов.

Сегодня европейский триумвират "Еврокомиссия - Центробанк Европы - Еврогруппа" функционирует в атмосфере недоверия. Еврокомиссия только что сообщила, что собирается обратиться в суд по поводу нарушения Пакта стабильности со стороны Франции и Германии. Итак, европейцам необходимо укрепить свои институты. Если будет найдено разумное решение, то мы станем свидетелями того, как слабый доллар помог создать сильную Европу.

* Даниэль Коэн - известный французский экономист, член Экономического Совета при премьер-министре Франции