Москва, 26 января 2004 года. Когда в прошлом месяце главы государств, образовавшихся на территории бывшего Советского Союза, собрались в Баку на похороны азербайджанского президента Гейдара Алиева, разговоры за кулисами велись о смене власти не в Азербайджане, а в соседней Грузии. Революция только что сместила грузинского президента Эдуарда Шеварднадзе, и его коллеги по Содружеству Независимых Государств (СНГ) тревожились по поводу возможности повторения подобных событий в своих странах. Российский президент Владимир Путин уловил эти настроения и, как утверждают сразу два источника, в разговоре с исполняющей обязанности президента Грузии Нино Бурджанадзе с характерной для него грубостью заметил: "Все лидеры СНГ наложили в штаны".

Грузинская бескровная "розовая революция" подействовала на нервы значительной части бывшей советской империи, где все еще правят авторитарные режимы, а подлинные демократические системы еще только предстоит создать, если не считать Прибалтийских республик и теперь вот Грузии.

Когда в воскресенье в Тбилиси происходила инаугурация нового президента Михаила Саакашвили, многие политики и аналитики гадали, какая из бывших советских республик может стать следующей.

Неожиданный успех Саакашвили в свержении старого режима приободрил давно отчаявшиеся оппозиционные группировки в таких странах, как Украина и Белоруссия, где противники нынешних правительств надеются повторить его успех. В то же время автократы по всему региону, особенно в Средней Азии и на Кавказе, полны решимости не допустить распространения грузинского пожара и в последние недели принимают все более жесткие меры против политических диссидентов.

"Революция в Грузии, несомненно, оказала большое влияние, - сказал Петр Порошенко, один из лидеров украинской оппозиции и друг Саакашвили еще с тех времен, когда оба были студентами в Киеве. - Тенденция оживления оппозиции наметилась в республиках бывшего Советского Союза, в частности, в Азербайджане, Белоруссии и Украине, где нынешние правители для удержания власти прибегают к весьма недемократическим средствам. Пример Саакашвили показывает, что диктаторы могут проиграть".

Энтузиазм докатился даже до Средней Азии, где правят самые деспотичные лидеры в регионе. "Что касается оппозиции, то после событий в Грузии, без всякого сомнения, наблюдается сильная эйфория по поводу того, что подобное может случиться и здесь, - считает работающий в Киргизстане аналитик частной исследовательской организации "Международная кризисная группа" (International Crisis Group) Дэвид Льюис (David Lewis). - Я не уверен, что это возможно, но тут отмечается очень сильный интерес к тому, как все это произошло (в Грузии), как это было организовано, как осуществлялось обеспечение и все такое прочее".

Не так давно Саакашвили встречался в Украине с ведущим оппозиционером Виктором Ющенко, чтобы подписать с ним пакт о взаимном сотрудничестве. Союзники Саакашвили из грузинской молодежной группировки "Кмара" (Kmara) сотрудничают с белорусской молодежной группировкой "Зубр" (Zubr). Обе эти группировки были подготовлены активистами из Сербии, которые в 2000 году помогли сбросить лидера Югославии Слободана Милошевича (Slobodan Milosevic).

Сразу после волнений в Грузии белорусские студенты отметили эти события тем, что на одном из самых оживленных перекрестков Минска вывесили транспарант, на котором был написан сербский лозунг "Gotov Je!"("С ним покончено!"), имея в данном случае в виду белорусского президента Александра Лукашенко.

"В таких странах, как Белоруссия и Украина, где стоит проблема избавления от коррумпированных, бюрократических диктаторских режимов, грядет вторая европейская демократическая революция, - сказал в пятницу по телефону из Минска, где происходила демонстрация протеста, в момент ареста нескольких своих товарищей один из координаторов движения "Зубр" Владимир Кобец. - Здесь повторяется то же самое, что было в Грузии".

Грузины постарались умалить высказывания, что они породили волну сопротивления во всем регионе. "Мы не претендуем на то, что экспортируем грузинскую революцию в другие страны, - сказал третий член нового правящего триумвирата Грузии Зураб Жвания, недавно назначенный государственным министром - Но если кто-то хочет у нас поучиться, отлично. Я уже в шутку говорил Мише (Саакашвили), что мы намерены экспортировать его как нашего Че Гевару (Che Guevara)".

По мнению аналитиков, другие правительства региона, быть может, извлекли из событий в Грузии урок, что нельзя допускать отрытого неповиновения, которое породило восстание в Грузии. В Тбилиси на сторону оппозиции встала одна независимая телевизионная станция, а Шеварднадзе не предпринял ничего, чтобы приглушить голос своих критиков. Другие страны на территории бывшего Советского Союза ревностно контролируют телевидение и часто не терпят соперничающих политических организаций.

В Азербайджане правительство нового президента Ильхама Алиева обрушило на оппозицию волну репрессий, отправив за решетку, как минимум, 1000 активистов и, как утверждается в опубликованном на прошлой неделе докладе правозащитной организации "Human Rights Watch", широко применяя к ним пытки.

В Узбекистане, где в тюрьмах по политическим или религиозным мотивам томятся тысячи людей, правительство президента Ислама Каримова недавно решило потребовать от иностранных неправительственных организаций зарегистрироваться в министерстве юстиции. Эти организации назвали данный шаг прямым следствием событий в Грузии, они опасаются, что им будет отказано в регистрации и приказано закрыться. Некоторые организации сообщают о том, что аналогичное давление на оппозицию оказывается и в Киргизстане.

"Местное правительство считает, что к распространению опыта грузинской революции в значительной мере причастны западные правительства или организации, и что существуют потенциальные возможности для волнений в других местах", - сказал Льюис. В этом плане значительное внимание привлекает к себе Институт открытого общества (Open Society Institute) Джорджа Сороса (George Soros), филиалы которого существуют во всех, кроме одной, из 15 бывших советских республик. Эта организация выступает за гражданское общество и демократические институты, финансируя организации борцов за права человека и независимые газеты. В Грузии Институт открытого общества помогал в деле просвещения избирателей, и Шеварднадзе выделил его как серьезную силу, которая способствовала его свержению 23 ноября прошлого года.

Одним из уроков Грузии стало то, что протесты народных масс, добивающихся свержения правящего режима, следует фокусировать на выборах. Именно недовольство широко распространенным мошенничеством на парламентских выборах в Грузии 2 ноября прошлого года позволило Саакашвили вывести на улицы десятки тысяч людей. И теперь активисты оппозиции учитывают календари выборов в других республиках бывшего Советского Союза: парламентские выборы в Белоруссии и президентские выборы в Украине в октябре нынешнего года; парламентские выборы в Узбекистане в конце года; парламентские и президентские выборы в Киргизстане в начале 2005 года.

Многие аналитики обращают особое внимание на выборы в Украине, где многие годы продолжаются политические волнения. Президент Леонид Кучма обещал уступить власть после двух сроков. Но, поскольку фаворитом среди кандидатов в президенты считается лидер оппозиции Ющенко, Кучма и его союзники пытаются изменить конституцию, чтобы позволить действующему президенту остаться во власти на третий срок или отменить выборы в пользу назначения президента парламентом, который в данный момент контролируется Кучмой.

Такие лидеры украинской оппозиции, как Юлия Тимошенко, громко заявляют, о том, что "грузинский сценарий" является для них наиболее предпочтительным, а Ющенко, осторожный бывший премьер-министр, недавно предостерег Кучму, что, если тот не уйдет, то, как выразился Порошенко, являющийся союзником Ющенко, "народ решит эту проблему на улицах".

Буквально спустя какие-то дни после своей, казавшейся невероятной, победы в Грузии Саакашвили прибыл в Киев для того, чтобы проконсультировать Ющенко. Он беседовал с нередко занятыми междоусобной борьбой лидерами украинской оппозиции в течение 5 часов на протяжении 2 суток. "Речь шла не о том, как делать революцию, - сказал Порошенко. - Он просто вселил в нас надежду на то, что это возможно".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.