28 января 2004 года. Государственный секретарь США Колин Пауэлл (Colin L. Powell) опубликовал на днях статью в российской газете "Известия". В начале своей статьи он отмечает, что за последние 30 лет произошли громадные перемены. Действительно, когда Пауэлл впервые приехал в Москву, он был офицером сравнительно невысокого ранга, а газета "Известия" была официальным органом советского правительства. В то время шутили, что в "Известиях" нет правды, а в "Правде" (орган Коммунистической партии Советского Союза) - известий. Надо признать, эта шутка казалась тогда более смешной. Но, как справедливо заметил г-н Пауэлл, многое тогда было иным. В тот период США и Россия были противниками в "холодной войне". Сегодня мы плечом к плечу сражаемся против террористов. После нападений 11 сентября Россия устами своего президента Владимира Путина предложила нам свою помощь, а мы в обмен на это согласились не упоминать о злоупотреблениях российской армии в отношении мирного населения Чечни. Мы согласились не замечать обветшания демократических институтов России. Мы даже согласились не очень громко говорить о российской помощи Саддаму Хусейну (Saddam Hussein). Наоборот, во время последней встречи с г-ном Путиным г-н Буш-младший из кожи вон лез, чтобы похвалить своего российского коллегу за его видение "демократии, свободы и главенства закона".

Принцип "Враг моего врага - мой друг" - не новость в американской внешней политике. И не просто друг, но лучший друг, независимо от того, каким отвратительным он может быть в действительности. Этот принцип был одним из главных догматов "холодной войны" и он, кстати, сильно навредил нам. Он подарил нам таких дорогих "союзников", как филиппинский президент Фердинанд Маркос (Ferdinand Marcos), начисто ограбивший свою страну, а также заставил нас восхвалять как героя ангольского "борца за свободу" Джонаса Савимби (Jonas Savimbi), отказавшегося признать результаты выборов в своей стране, чтобы продолжить разрушительную гражданскую войну. Он дал возможность нашим критикам насмехаться над лицемерием Соединенных Штатов. Хороши мы были, сражаясь за демократию для всего мира вместе с кучкой диктаторов, которых мы осыпали похвалами, угощали обедами в Белом доме и награждали экономической "помощью", которая слишком часто оседала на их личных счетах в швейцарских банках.

Я не хочу этим сказать, что нам не следует искать себе союзников в войне с терроризмом. Но плохо, когда наше взаимовыгодное сотрудничество омрачает излишне притворная риторика. Нельзя нашему президенту делать вид, что демократия существует там, где ее на самом деле нет.

Я все это говорю для того, чтобы похвалить г-на Пауэлла и Белый дом за статью в "Известиях". В этой статье впервые публично сказано о некоторых аспектах российско-американского альянса, о которых до того чиновники администрации осмеливались говорить лишь не для протокола.

"Без наличия общих первичных ценностей потенциал наших взаимоотношений не будет реализован", - пишет государственный секретарь США, отмечая, что "некоторые события последних месяцев в области российской внутренней и внешней политики "вызывают у него недоумение". В их числе он называет отсутствие "свободы средств массовой информации и развития политических партий", а также "определенные аспекты внутренней политики России в Чечне". Это дипломатический язык, но он, тем не менее, наконец, устанавливает четкую дистанцию между американским президентом и его бывшим лучшим другом в Москве.

Сегодня возникает вопрос, понимают ли Белый дом и все, кто несет ответственность за американскую внешнюю политику, те последствия, которые этот резкий поворот в политике относительно России может иметь для некоторых наших союзников? Статья г-на Пауэлла является добрым предзнаменованием, свидетельствующим о том, что мы всегда будем иметь хорошие отношения со странами, которые разделяют наши "первичные ценности". Но как скоро можно ожидать появления аналогичных статей, например, в Каире или Эр-Рияде?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.