Адмирал Стэнсфилд Тернер в период 1977-1981 годов являлся директором Центрального разведывательного управления США

28 января 2004 года. В июне 2002 года президент Джордж Буш-младший (George W. Bush) заявил, что величайшей угрозой для безопасности Соединенных Штатов является возможность приобретения террористами оружия массового поражения (ОМП). В таком случае логично было бы сделать переоценку всей нашей национальной стратегии в области безопасности, чтобы установить, делается ли все возможное для того, чтобы ОМП не попало в руки террористов. Для начала давайте разберемся с ядерной политикой США.

Что касается химического и биологического оружия, США от него отказались и уничтожают имеющиеся запасы этого оружия. С ядерным оружием дело обстоит несколько сложнее. Ядерная политика США ведется в двух направлениях, которые существенно отличаются от прежней политики. Законный вопрос: препятствуют или способствуют США попаданию ядерного оружия в руки террористов?

Весной 2002 года США заключили с Россией соглашение о сокращении к концу 2012 года стратегических ядерных боеприпасов каждой стороны до уровня 1700-2200 единиц. Отличие от прежней политики сокращения ядерного оружия в том, что администрация Буша-младшего собирается делать все очень неторопливо - Московский договор не требует от нее никаких сокращений в ближайшие 10 лет. США дали понять, что не станут уничтожать ничего из тех 4000-5000 ядерных боеприпасов, которые они сегодня имеют сверх договоренного уровня. Вместо этого мы собираемся перевести эти боеприпасы в такое состояние, когда можно будет заявить, что они не являются боеготовыми.

Еще одно изменение в ядерной политике заключается в том, что администрация Буша-младшего запросила у конгресса деньги на исследования и разработки новых, менее мощных тактических ядерных боеприпасов, которые предназначаются главным образом для разрушения высокопрочных заглубленных сооружений. Это также свидетельствует, что США придают большую важность ядерному оружию, которое может быть применено в войне.

Сегодня страна должна решить, совместимы ли между собой эти два направления нашей ядерной политики и отвечают ли они задаче снижения главной угрозы попадания ядерного оружия в руки террористов. Представляется очевидным, что, коль скоро США с их самыми могущественными вооруженными силами в мире видят для себя пользу от ядерного оружия, которое может быть применено в войне, то это оружие должно казаться тем более полезным странам с менее могущественными вооруженными силами.

Как могут США убедить остальной мир в том, что такие страны, как Ирак и Северная Корея, не должны иметь даже единственного ядерного боеприпаса, когда им самим необходимы 7000 таких боеприпасов? США выглядят лицемерно; это не дает им законных оснований для того, чтобы стать мировым лидером в кампании против распространения ядерного оружия.

Столь подавляющее ядерное превосходство не нужно Соединенным Штатам. Россия признала, что после распада Советского Союза не стала вкладывать деньги в поддержание и замену своего устаревающего ядерного арсенала. Очень скоро у нее останется около 1000 боеготовых стратегических ядерных боеприпасов. Ни у кого другого нет даже и 500.

Теперь о том, насколько нам нужны тактические ядерные боеприпасы для поражения высокопрочных заглубленных сооружений. США обладают такими мощными обычными вооруженными силами, что могут легко одолеть даже Северную Корею, вне зависимости от того, станет или нет ее руководство прятаться в подземных бункерах. США всегда могут нарушить подачу электроэнергии и воды, прервать все коммуникации с подземными сооружениями с помощью обычного оружия. Большинство бункеров находятся в городах, а США никогда не применят ядерный боеприпас, даже "маломощный" в черте городской застройки только лишь для того, чтобы уничтожить бункер. Мощность "слабого" ядерного боеприпаса эквивалентна примерно 10 миллионам фунтов (1 фунт = 0,453592 кг) тринитротолуола плюс еще радиация.

К счастью, есть выход, позволяющий показать всему миру, что США готовы не возлагать столь большие надежды на свой ядерный арсенал, и в то же время принять во внимание озабоченность администрации Буша-младшего тем, что она может оказаться недостаточно вооруженной. Это называется стратегическим "условным депонированием".

"Условное депонирование" подразумевает, что ядерные боеприпасы, которые США обязаны, в соответствии с Московским договором, перевести в оперативно небоеготовое состояние, будут сняты с ракет или бомбардировщиков и отправлены на хранение в районы, расположенные на достаточно большом удалении от носителей. За ними будут следить международные наблюдатели.

Поступая таким образом, США покажут всему миру, что серьезно относятся к ограничению ядерного оружия любой страны, в том числе собственного. Этому способствовало бы решение США сократить свой арсенал до российского уровня в 1000 боеприпасов или даже еще меньшего вместо тех 1700-2200 единиц, которые разрешены договором. Еще лучше было бы, если бы США сделали это в предстоящие 2 года вместо восьми.

В таком случае это упростило бы США задачу убеждения других семи ядерных держав в необходимости поместить пропорциональное число своих ядерных боеприпасов в "условное депонирование". И тогда был бы существенно снижен риск непреднамеренной ядерной войны.

События 11 сентября вынудили Америку серьезно воспринимать ядерную угрозу от террористов. Было бы удивительно, если бы администрация США не планировала некоторых изменений национальной стратегии в области безопасности, чтобы справиться с новой угрозой. Безусловно, самая могущественная в мире держава способна сократить свою военную мощь, оставаясь в безопасности, но в то же время сохраняя свою лидирующую роль в мире в поддержании режима нераспространения ядерного оружия, который может отвратить катастрофу для всего человечества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.