Вашингтон, 2 февраля 2004 года. У провалов разведки, как мы видим, тысяча отцов; тайные триумфы разведки - сироты. Вот ранее неизвестная история "Дело Фэруэлла" (Farewell dossier): как осуществлявшаяся Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) США кампания компьютерного саботажа, которая привела к огромному взрыву в Сибири - дело рук экономиста с мягкими манерами по имени Гус Вейсс (Gus Weiss) - помогла нам выиграть "холодную войну".

Вейсс работал через зал от меня в администрации Никсона (Nixon). В начале 1974 года он написал доклад о советских технических достижениях, которые стали возможными благодаря закупкам и копированию западных технологий. Это вынудило президента США, несмотря на разрядку, отдать распоряжение о введении ограничений на экспорт в СССР компьютеров и программного обеспечения.

Семь лет спустя мы узнали, как отреагировал на это Комитет государственной безопасности (КГБ). Я в то время писал серию статей, в которых осуждалась финансовая поддержка, оказывавшаяся Москве Германией и Великобританией в интересах осуществления проекта крупного газопровода из Сибири в Европу. Этот проект позволил бы коммунистам контролировать поставки природного газа в Европу, а также давал бы 8 млрд. долл. США ежегодно для финансирования советских исследований в области вычислительной техники и искусственных спутников Земли.

Президент Франции Франсуа Миттеран (Francois Mitterrand) тоже был против этого газопровода. На конференции в Оттаве 19 июля 1981 года он отозвал в сторонку президента США Рейгана (Reagan), чтобы поведать тому, что Франция завербовала в московском центре КГБ одного важного офицера. Полковник Владимир Ветров предоставил то, что во французской разведке стали именовать "Дело Фэруэлла". В нем содержались документы Технического управления КГБ, из которых явствовало, как русские в течение 1970-х годов систематически воровали - или покупали через подставных лиц - радиолокаторы, станки и полупроводники, чтобы конкурировать с военно-промышленной мощью США. Фактически, США вели гонку вооружений с самими собой.

Рейган передал эту информацию Уильяму Кейси (William J. Casey), своему директору Центральной разведки, которого сегодня помнят лишь в связи со скандалом по делу Иран-контрас (Iran-contra fiasco). Кейси вызвал Вейсса, в то время работавшего вместе с Томасом Ридом (Thomas C. Reed) в аппарате Совета национальной безопасности. Изучив список сотен советских тайных агентов и закупщиков (включая одного космонавта), которые были причастны к этому разведывательному проникновению в США и в Японию, Вейс порекомендовал не высылать их. Вместо этого, по свидетельству Рида - бывшего министра ВВС США, чья увлекательная книга о "холодной войне" "At the Abyss" ("В пропасти") в следующем месяце выйдет в свет в издательстве "Random House" - Вейсс сказал: "Почему бы не помочь Советам с их закупками? Теперь, когда нам известно, что им нужно, мы можем помочь им получить желаемое". Но нужно устроить все так, чтобы компьютерные чипы прошли советские проверки на качество, а потом отказали в работе.

В нашей сложной схеме дезинформации заведомо неисправные электронные компоненты и изделия, необходимые для создания технологий "стелт" (stealth - снижение сигнатуры цели, чтобы сделать ее "невидимкой" - прим. пер.) и для космической обороны, отправлялись российским ученым такими путями, которые вели к бесполезной трате Советами времени и денег.

На первом месте в заявке Советов стояли автоматизированные системы управления (АСУ) для нового транссибирского газопровода. Когда мы отказались продать эти АСУ официально, КГБ послал своего тайного агента в одну канадскую компанию, чтобы украсть программное обеспечение для этой АСУ. Будучи предупрежденными Фэруэллом, мы добавили в пиратский продукт то, что на компьютерном жаргоне именуется "троянским конем".

"Программа автоматизированного управления газопроводом, которая должна была регулировать работу насосов, турбин и клапанов, была написана таким образом, чтобы 'глючить' (gluck - непонятный сбой в работе - прим. пер.), - пишет Рид, - произвольно перенастраивая скорость работы насосов и регулировку давления клапанов, чтобы создать неприемлемо высокие для фланцев и сварных швов газопровода значения давления. Результатом этого стал самый грандиозный неядерный взрыв и пожар, какой только можно было наблюдать из космоса".

"Наши операторы наблюдения за обстановкой в системе НОРАД (NORAD - Система противовоздушной обороны Североамериканского континента - прим. пер.) опасались, что имел место ядерный взрыв, но наши спутники, которые должны были бы засечь электромагнитный импульс ядерного взрыва, не подавали сигналов тревоги. Это озадачило многих в Белом доме, но Гус Вейсс сказал своим коллегам из аппарата Совета национальной безопасности, чтобы те не тревожились", - продолжил свой рассказ Рид. И только спустя еще 20 лет он рассказал мне, почему.

Дело Фэруэлла оставалось в секрете, потому что случившийся в июне 1982 года взрыв, мощность которого была оценена в 3000 т в тротиловом эквиваленте, произошел в сибирской глуши, а о его жертвах ничего не сообщалось. Не мог и красный от стыда КГБ публично пожаловаться на то, что его "подловили" на фальшивой технологии. Но внезапно оказалась под подозрением вся технология, которую он воровал долгие годы, и это привело к прекращению или к задержкам в работе многих тысяч обеспокоенных российских инженеров и ученых.

Ветрова разоблачили и казнили в 1983 году. Годом позже Билл Кейси (Bill Casey) приказал выслать из страны всех членов тайной сети, занимавшейся добыванием технологий. Дело Фэруэлла было закрыто. Гус Вейсс умер в результате падения несколько месяцев назад. И теперь пришло время вспомнить, что иногда нашим "привидениям" (spook - общераспространенное прозвище агента секретной службы - прим. пер.) удавалось добиваться больших успехов.