Январь 2004 г. Прошедшие недавно в России выборы в Государственную Думу наглядно разоблачили миф об "управляемой демократии". У американских политиков было много небезосновательных поводов беспокоиться о политическом курсе России еще задолго до выборов или до ареста Михаила Ходорковского. Однако если они и были встревожены развитием событий в России, то это трудно было заметить. Президент Джордж Буш (George Bush) считал Россию хорошим партнером Соединенных Штатов и одобрял "взгляды" Владимира Путина на демократию, хотя президент России и совершал многочисленные нападки на реформы.

Такой подход более не приемлем, и не соответствует интересам США. Пришло время пристально взглянуть на действия Путина и разработать другую, новую политику в отношении России; такую политику, которая не позволит совершать недемократические действия во имя борьбы с терроризмом. В данной статье объясняется, почему нынешняя политика США не выполнила стоявших перед ней задач, и как это исправить.

Необходимо вспомнить то, о чем мы забыли: внутренняя политика России является делом нашей национальной безопасности

Российская внутренняя политика и национальная безопасность США взаимосвязаны между собой. После развала Советского Союза американские политики следили за политическим путем России. Однако после начала войн в Афганистане и Ираке администрация Буша сконцентрировалась исключительно на продвижении демократии на Ближнем Востоке, и совсем забыла о других частях света. Тем временем политический процесс в России пошел вспять. Дело перехода страны к демократии еще не завершено, и оно продолжает оставаться вопросом национальной безопасности США.

Соединенные Штаты заинтересованы в том, чтобы Россия стала демократической страной, и не только потому, что она располагает оружием массового поражения (ОМП). Реальная, устойчивая безопасность зависит от идей и общественных институтов. А этим вопросам администрация Буша уделяет очень мало внимания. В то время как Соединенные Штаты помогают России разоружаться, политики должны обратить внимание на необходимость поддержки прозрачных демократических институтов. Этот вопрос имеет большое значение для обеспечения мирного будущего России.

Посткоммунистическое развитие России вступило в особо шаткую фазу. По результатам опросов общественного мнения, население России сейчас на одну треть состоит из демократов, на одну треть - из автократов, а оставшаяся треть не определилась, какую форму правления - демократическую или авторитарную - она предпочитает. Еще больше поражает популярность Сталина, в том числе и среди молодежи. Предположение о том, что пожилые сторонники авторитаризма умрут и на смену им придут молодые демократы, не подтверждается опросами или прошедшими недавно выборами.

Во имя борьбы с терроризмом администрация Буша закрыла глаза на некоторые недемократические тенденции. Но стоило ли это того? Краткий ответ - нет. Положительным моментом стало сотрудничество в борьбе с терроризмом. С другой стороны, российские дипломаты не поддержали администрацию Буша в Организации Объединенных Наций в преддверие войны в Ираке. Продолжает оставаться темным пятном на американской политике нераспространения и строительство Россией ядерного реактора в Иране. Однако главные негативные последствия происходят в самой России.

Никто никогда не пытался подсчитать, сколько раз, сколькими способами и в скольких городах российские власти подавляли элементы общества, которые казались им угрожающими или проблемными. Многие из нас сталкивались с этим, и то, что мы видим, вызывает беспокойство.

Иногда притеснения имеют едва уловимые признаки. Иногда они становятся жестокими. Следственные действия, запугивание, допросы, заключение под стражу, обвинения в измене, иногда даже физическое насилие со стороны федеральных и местных властей, а иногда и убийство. Это происходит с журналистами, предпринимателями, правозащитниками, профсоюзными деятелями, защитниками окружающей среды, активистами политических партий, учеными и студентами - как с российскими, так и с западными. Может быть не выдана въездная виза, или может быть аннулирована действующая. Может свалиться как снег на голову налоговая полиция.

Самая опасная ситуация складывается в Чечне. Война в этом регионе скорее разжигает экстремизм, чем сдерживает его. Американские политики это знают. Российские политики это знают. Они даже знают, что мы это знаем. Тем не менее американские политики простили России ужасный соблазн загнать эту войну в какие-то рамки, сказать, что все это кровопролитие как бы не имеет отношение к России или сказать, что жестокость является исключением из правил. Однако именно война в Чечне играет огромную роль в подрыве российской демократии. Из-за нее администрация Путина заставила замолчать практически все независимые средства массовой информации, образовавшиеся после распада Советского Союза. Война способствовала установлению чувства безнаказанности среди 80 тысяч находящихся в республике военнослужащих федеральных сил. Есть ли в Чечне террористы? Несомненно. Становится ли ситуация в результате действий России более безопасной? Конечно, нет. Но за всем этим скрывается и более масштабная битва.

Не достроенная до конца российская демократия является полем битвы двух сил - либеральных интернационалистов с нелиберальными националистами. Проще говоря, либеральные интернационалисты хотят, чтобы Россия вошла в евро-атлантическое сообщество, а нелиберальные националисты с подозрением относятся к возможности свободных взаимоотношений с представителями других стран. Совершенно очевидно, что нелиберальные националисты сейчас побеждают, они занимают все больше места в политическом пространстве России. Результаты: контролируемые выборы, малое количество критически настроенных источников информации, подавление независимых организаций. Одна уважаемая тридцатилетняя российская правозащитница рассказывала в ноябре прошлого года, что ее молодые коллеги впервые стали говорить о "работе в подполье или об эмиграции". По сути эти люди - канарейки в угольных шахтах.

Тем не менее Запад молчит. Путин запутал вашингтонских (а также лондонских, парижских и берлинских) политиков, они причислили его к либеральным интернационалистам из-за того, что он бегло говорит на одном из западных языков. Однако, если рассматривать его нынешнюю политику, то у него больше общего с националистами. Так же смущает то, что нелиберальные националисты не рядятся больше в красное или коричневое - они серые по своим манерам и речам. Их идеология не является коммунистической или фашистской, она больше похожа на авторитаризм, она больше андроповская, чем сталинская.

Что это означает для россиян? Это означает, что нелиберальные националисты могут сокрушать партии, например, "Яблоко" или Союз правых сил, используя авторитарные методы - контроль над СМИ. Общероссийские телеканалы предоставляли "партии власти" в 10-50 раз больше времени в эфире, чем любой другой партии. Центральная избирательная комиссия контролирует кадровые назначения в большинстве региональных комиссий, и в этих комиссиях появляется все больше людей, связанных со спецслужбами. Все это означает, что общественность лишается возможности контролировать избирательный процесс.

Если западные политики и были удивлены результатом выборов или событиями вокруг ЮКОСа и Ходорковского, то для всего остального мира политическая ситуация не осталась незамеченной. Например, в 2003 году организация "Репортеры без границ" поставила Россию на 148-е место из 166 стран по степени свободы средств массовой информации. Другими словами, в мире есть только 18 стран, в которых средства массовой информации менее свободны, чем в России. Вы можете представить себе, что это за страны.

Новая политика в отношении России

В чем должна заключаться, принимая во внимание реалии путинской России, новая политика Соединенных Штатов? Необходимо выделить приоритетные направления, которые имеют основополагающее значение для интересов безопасности США, и которые при этом игнорировались в последние годы администрацией Буша.

- Политический курс России имеет неправильное направление, и делать вид, что это не так - опасно для нашей национальной безопасности. Руководство США должно ясно дать понять демократическим силам и правозащитникам, что Соединенные Штаты стоят на их стороне.

- США могут и должны содействовать демократическим реформам в России, вместо того, чтобы прекратить оказывать помощь, как это планируется сейчас.

- Американо-российские отношения должны основываться на базовых ценностях, а не на переменчивых взаимоотношениях двух президентов.

- Соединенные Штаты совместно с Россией и с Европой должны прилагать усилия к завершению войны в Чечне.

Эти четыре приоритета для политики США будут означать следующее:

Поддержка демократии

Продвижение демократии - хорошо финансируемое и стратегически продуманное - в эпоху террора является своеобразной защитой. Новая политика по отношению к России будет означать последовательность, которая заменит собой выборочную озабоченность демократическими процессами и нарушениями прав человека в одних странах и игнорирование подобных нарушений в других странах. Эти изменения коснутся не только России - но именно с России они могут начаться. Действия США должны совпадать со словами. Сейчас же приверженность Соединенных Штатов демократии кажется голословной.

Есть несколько способов изменить нынешнее положение вещей. Самое важное - чтобы продвижение демократии действительно занимало центральное место во внешней политике США. Другим показателем будут публичные встречи высокопоставленного американского руководства, в том числе, что очень важно, и президента, с теми представителями российского общества, кто верит в плюрализм взглядов. К их числу нужно отнести журналистов, притесняемых властями, и правозащитные организации.

Инвестиции в демократию

Чтобы реально продемонстрировать свою приверженность борьбе с растущим авторитаризмом, Соединенные Штаты должны сделать серьезные инвестиции в российскую демократию, не размениваясь на ту мелочь, которую они выделяют на решение проблемы сейчас. Это станет коренным переломом в нынешней политике, так как администрация Буша еще в 2002 году решила перестать выделять средства на поддержку демократии.

Наиболее довольны нынешней политикой США те россияне, которые не хотят, чтобы в России устанавливалось верховенство закона и те, которые не хотят сотрудничать в области хранения и уничтожения оружия массового поражения. Прекратить оказывать помощь России - очень плохая идея, это нанесет ущерб всему тому, что сделали Соединенные Штаты после распада Советского Союза. Отмена решения об уходе из России станет важным показателем того, что американские политики считают "управляемую демократию" опасным мифом.

Уделять внимание россиянам, а не одному россиянину

Пришло время лишить американо-российские отношения личностного аспекта, и сконцентрироваться вместо этого на общих интересах и совместных ценностях. В отличие от внешней политики США в отношении практически любой другой страны, политика в отношении России в значительной степени определяется взаимоотношениями двух президентов. Конечно, наши двусторонние отношения очень многослойные, однако в последние годы, независимо от того, что говорили политические аналитики, президент продолжал обниматься и любезничать с Путиным. Никто не желает плохих отношений между президентами, однако Буш не использовал хорошие отношения для того, чтобы проявить жесткость в тех моментах, в которых интересы и ценности США и России сталкиваются друг с другом - например, в отношении применения Россией силы в Чечне или подавления свободных средств массовой информации. В обсуждении с лидерами других стран вопросов демократии администрация США должна занимать жесткую позицию. Такие действия будут способствовать укреплению норм демократии и защиты прав человека. Крепость этих норм в конечном итоге очень важна для нашей безопасности.

Устранение угрозы безопасности, представляемой Чечней

Необходимо назначить одного высокопоставленного американского политика, который сконцентрируется на поиске решения этой долгое время игнорируемой угрозы. Если продолжать игнорировать чеченскую проблему, то она в конце концов ляжет на плечи евро-атлантического сообщества. Эта война представляет угрозу и для соседей России, и ей необходимо уделить первостепенное значение в политической повестке дня. Не стоит ждать, пока эта война выйдет за границы региона, или пока террористы переместятся из Москвы в Париж или Лондон. Американские политики должны играть ведущую роль в поиске совместно с Россией и Европой решения данного конфликта.

****

Никто не говорит, что это будет легко: мы должны делать все вышеперечисленное не подрывая тех важных достижений, которых мы достигли в антитеррористическом сотрудничестве и деятельности по сокращению угрозы оружия массового поражения. Да, это трудная задача, но другой альтернативы нет: оставлять ситуацию такой, какая она есть сейчас, значит поддерживать тех, кто не ставит сотрудничество на первое место. Политическая обстановка в России в 2003 году ухудшилась. Чем дальше она будет ухудшаться, тем больше будет угроза национальной безопасности Соединенных Штатов. Чтобы проводить правильную политику в отношениях с Россией, нам в 2004 году и после него потребуется смелое крепкое руководство. Поддержка этих приоритетов поможет нашим друзьям в России и расчистит место для либеральных интернационалистов, которые каждый день работают во имя верховенства закона и демократии. Именно по такому пути - а не по пути Путина - мы должны двигаться, чтобы помочь России стать настоящим стратегическим партнером Соединенных Штатов.