В конце недели в американском городе Бока-Ратон соберутся министры финансов семи ведущих промышленно развитых стран ("семерки") мира. Главной темой разговора будет вопрос о причинах слабости американского доллара и о последствиях этого для мировой экономики.

"FAZ": Господин Ремшпергер, какую позицию занимает Бундесбанк относительно ревальвации евро? Приходится слышать, что в немецкой экономике дела всегда были лучше с сильной немецкой маркой. Потом стали говорить: "Мы опасаемся, что сильный евро помешает росту". Что все же это значит?

Герман Ремшпергер (Hermann Remsprenger): Мы придерживаемся мнения, что ревальвация евро тормозит рост сама по себе. Но мы в этом не видим опасности для некоторого улучшения конъюнктуры в Германии, которое наблюдается в нестоящее время. Важно то, что рост объемов мировой торговли в этом году пойдет на пользу немецкому экспорту. Этот внешнеэкономический импульс вызовет также увеличение инвестиций.

"FAZ": Насколько негативно сказывается на немецкой экономике сильный евро?

Ремшпергер: 43 процента немецкого экспорта идет в соседние страны, входящие в еврозону. На эту часть экспорта развитие ситуации с евро не оказывает непосредственного влияния. Если наряду с обменным курсом учитывать также разную ситуацию с ценами, то ценовая конкурентоспособность немецкой экономики находится, примерно, на уровне средних показателей, наблюдаемых на протяжении долгого времени. Но с осени 2000 года она заметно снизилась.

"FAZ": Какое влияние оказывает длительное повышение курса евро на уровень инфляции и экономический рост в Германии?

Ремшпергер: По нашим расчетам, которые, однако, следует понимать как эмпирическую формулу, уровень цен в Германии в результате повышения курса евро на 10 процентов в течение трех лет упал, по имеющимся оценкам, на полпроцента. Для экономического роста это означает эффект демпфирования на уровне одного аккумулированного процента. Но в данном случае надо обязательно учитывать, что эффективная ревальвация евро, согласно нашему последнему прогнозу, составляет только 3 процента.

"FAZ": Послезавтра состоится встреча "семерки". Кое-кто говорит о нарушении равновесия в мировой экономике, Европейский центральный банк жалуется на "чрезмерные колебания обменного курса". Что должна предпринять "семерка"?

Ремшпергер: Я очень озабочен, но надеюсь, что разница в подходе к ситуации будет преодолена. Многие в Европе говорят, что большой проблемой является дефицит торгового баланса США. Дефицит, примерно, на уровне пяти процентов валового внутреннего продукта достиг такого уровня, что долго так продолжаться не может. Помимо этого неблагоприятными являются сопутствующие явления.

"FAZ": Что Вы имеете в виду?

Ремшпергер: Недостаточные общеэкономические накопления, а именно большой общественный дефицит в Соединенных Штатах. Ситуация здесь значительно ухудшилась. Многие американцы, напротив, подчеркивают, что дефицит торгового баланса является отражением различных темпов роста в мире. С этой точки зрения данная проблема является-де не только американской, но и проблемой других стран. По-разному оценивается также так называемое финансирование дефицита торгового баланса. Я считаю, надо внимательно следить за ситуацией именно в этой сфере.

"FAZ": Почему?

Ремшпергер: Инвестиции в Соединенные Штаты в прошедшие годы шли, скорее, с расчетом на долгую перспективу, например, в форме прямых инвестиций. И вот статистики говорят, что теперь это краткосрочные инвестиции, а также деньги, заплаченные за приобретение долларов центральными банками других стран.

"FAZ": Может ли как-то компенсировать дисбаланс рынок?

Ремшпергер: Существует неплохой шанс, что произойдет необходимая корректировка без негативных последствий для мировой экономики. Но это предполагает, что в США уменьшится потребность в финансировании, и будет продолжаться экономический подъем в Европе и в Японии. Но считать процессы реформирования в Европе и в Японии достаточными, чтобы добиться соответствующего общеэкономического роста в краткосрочной перспективе, пока нельзя.

Было бы желательно, если бы в некоторых странах Азии существовал более гибкий обменный курс, по меньшей мере, в долгосрочном плане. Чем больше соответствующих стран подключится к адаптации к обменному курсу в международном плане, тем меньше будет опасность излишней реакции на отдельно взятых рынках а, тем самым, - и риск отклонений от нормального развития.

"FAZ": Что Вы ответите американскому министру финансов на его требование о проведении более мягкой финансовой и фискальной политики с целью увеличения внутреннего спроса?

Ремшпергер: Я тут вообще не вижу, чтобы сборы или условия финансирования препятствовали инвестициям. Нам необходимы структурные реформы, чтобы добиться в Германии устойчивого спроса с помощью небольшого улучшения конъюнктуры. Если с реформами дело сейчас не пойдет, то пути выхода из кризиса будут снова закрыты.

"FAZ": Можно ли считать увеличение соотношения между накоплением и потреблением тем симптомом, который внушает опасения немцам, что касается дебатов по поводу реформ?

Ремшпергер: Надо видеть, какие факторы в прошедшие три года были решающими для увеличения соотношения в национальном доходе между фондами накопления и потребления. Сюда надо отнести общую неблагоприятную экономическую ситуацию, особенно на рынке труда. Иногда, конечно, играла также роль дискуссия по поводу ощутимого подорожания. К этому добавились негативные явления в развитии на финансовых рынках.

Фактором неуверенности являлся также вопрос, чем может закончиться процесс реформирования. Для устранения или уменьшения такой неуверенности необходима понятная концепция реформирования. За нее вскоре возьмутся. В ином случае неуверенность будет сохраняться.

"FAZ": Какую ответственность несут за неустойчивость экономического подъема партнеры по тарифным переговорам.

Ремшпергер: Можно лишь пожелать, чтобы партнеры по тарифным переговорам учитывали особо трудную ситуацию. Это значит, что возможности для более высокого уровня занятости полностью еще не исчерпаны. Это одновременно означает, что к тарифным договорам надо подходить дифференцированно, например, оставлять больше места для оговорок.

Следовало бы придерживаться умеренной политики в области заработной платы, что частью уже имеет место быть. Дело в том, что в Германии уже давно нет неподъемного "дрейфа в сторону увеличения заработной платы". Заработная плата была заметно ниже уровня, на которые повысились тарифы. В 2003 году дрейф на снижение составил один процентный пункт. Это много и свидетельствует о том, что компании пытаются использовать все возможности для более гибкой политики, например, путем отмены выплаты бонусов, а также путем реализации запасов продукции.