"Stern": Господин Сорос, Вы миллиардер в квадрате, Вы в возрасте, Вам. . .?

Джордж Сорос: Мне 73 года и. . .

"Stern": Вы можете теперь отдыхать, наслаждаться возможностями, которые открывает Вам Ваше громадное состояние. Вместо этого Вы устремляетесь в крестовый поход против президента Джорджа Буша (George Bush).

Сорос: Это не крестовый поход.

"Stern": Хорошо, - война.

Сорос: Это и не война, я не люблю это слово. Меня заставляет ответственность. Мы живем в необычные времена. Предстоящие выборы - единственные в своем роде, это не то, что принято называть бизнесом, вы это должны понять: речь идет об Америке, но также и об остальном мире. Эти выборы - вопрос жизни и смерти.

"Stern": Вы преувеличиваете.

Сорос: Да, но боюсь, что не слишком. Администрация Буша собирается навязать свою волю всему миру. Она попала в руки политических экстремистов, навязывающих примитивную форму социал-дарвинизма: жизнь для них это борьба за существование, а выживание обеспечивается путем насилия, в конечном счете, путем войны. Америка представляет собой опасность для мира.

"Stern": Критики, такие, как Ноам Чомски (Noam Chomsky), уже говорят, что Америка не демократическое, а фашистское государство.

Сорос: Нет, нет! Это преувеличение, которое превращает в банальность террор нацизма и не позволяет вести дискуссию. Я, будучи ребенком и евреем, пережил фашизм в Венгрии, я знаком с советской оккупацией. Я не сравниваю Буша с нацистами. Но в этой стране теперь происходит то, чего я никогда не ожидал: в большой опасности оказалось открытое общество.

"Stern": Буш тоже так думает: он имеет в виду, что это произошло в результате террористических актов, совершенных 11-го сентября 2001 года.

Сорос: Постоянно говорят, будто мир изменили эти террористические акты. Нет, мир изменился в результате того, как отреагировала на этот террор администрация Буша, как она эксплуатирует его в своих интересах: ограничивает гражданские свободы, стремится к неограниченному господству на планете.

"Stern": И Вы тот, кто спасет от беды Америку и мир?

Сорос: Ну, что Вы. Просто у меня есть возможность громко заявить о своей позиции.

"Stern": Другие относятся к этому с меньшим пафосом. Например, республиканка Кристин Иверсон. Она говорит, что "Джордж Сорос купил себе Демократическую партию".

Сорос: Помилуйте, эта дама должна была так сказать. Она официальный представитель Республиканской партии. Понятно, что меня теперь ненавидят многие консерваторы, даже видят во мне предателя своего класса. На сегодняшний день я вложил в организации, близкие к демократам, 12,5 миллионов долларов США. Консерваторы потому так возмущаются, что я своими деньгами помог добиться хоть какого-то равенства в силах в рамках избирательной кампании. Но это ведь всего лишь капля в море.

"Stern": Для "Washington Post" Вы и Ваши благотворительные взносы на проведение избирательной кампании представляют даже "опасность" для демократии.

Сорос: Что? Я придерживаюсь правил. Я не выдумываю новые организации, а поддерживаю существующие на законных основаниях группы. Одновременно я критикую то, что в избирательной кампании такую большую роль играют деньги.

"Stern": Это все же лицемерие.

Сорос: Нет. В этом нет противоречия: придерживаться правил и, тем не менее, говорить, что эти правила необходимо менять. Я поступал так и в своих финансовых операциях.

"Stern": Вы хотите доказать, что по-настоящему богатый человек может быть также и по-настоящему хорошим человеком?

Сорос: Я всего лишь хочу, чтобы Америка переосмыслила свою роль в мире, чтобы она уважала международные договоры и честно сотрудничала с международными организациями, а не просто командовала ими. Я не хочу, чтобы мир маршировал под команды Америки.

"Stern": Плохая новость для Вас, господин Сорос: как бы Вы не беспокоились за выборы, шансов у Вас нет.

Сорос: Почему же? Времена мрачные, это верно. Иногда и у меня появляется неприятное чувство: демократы уже отказались от победы. Но я - нет.

"Stern": Буш одержит "оглушительную" победу - это заявляет евангелист Пат Робертсон (Pat Robertson), поскольку, мол, "на стороне Буша Бог".

Сорос: Да, христианские фундаменталисты много говорят о Боге, но они поддерживают Буша совсем по-мирскому миллионами долларов. Будет трудная борьба, это правда, демократы растерзаны. Несмотря на это, я борюсь. А Ваша цитата говорит об опасности, которую представляет собой Буш. Я понимаю, что могу заблуждаться, но Буш и люди вокруг него верят, что они являются истиной в последней инстанции. Они даже считают, будто имеют контакт с Всевышним.

"Stern": "Мне, собственно, - как-то раз сказал Буш, - надо было бы сидеть в каком-нибудь баре в Техасе, а не в Белом доме. Я ведь был алкоголиком. Единственная причина, почему я оказался в Овальном кабинете, а не в баре: я обрел веру. Я обрел Бога".

Сорос: Он возрожденный христианин. Он свел личное знакомство с дьяволом, поскольку дьявол не один год находился в нем самом. Он борется с дьяволом из убеждений. Я не имею ничего против набожных людей. Но человека, который борется с чертом внутри самого себя, я считаю опасным в качестве президента.

"Stern": Если верить Полу О"Ниллу (Paul O"Nill), ушедшему с поста министра финансов, то напасть на Ирак планировалось и до событий 11-го сентября, то есть, Буш обманул население сознательно.

Сорос: Да, но, кроме того, с тех страшных дней его администрация систематически насаждает страх. Террористы - идеальный враг. Они невидимы, они исчезают, их нужно постоянно искать, с ними можно вести постоянную борьбу - повсюду. Они - прекрасная замена коммунистическому врагу, которого теперь не стало.

"Stern": Противник в новой "мировой войне", в состоянии которой, как считает бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey), мы находимся?

Сорос: Возможно, он действительно верит в это. Терроризм и борьба с террором идут рука об руку. Возможно, Усама бен Ладен (Osama bin Laden) даже спекулировал как раз на этом? Буш, во всяком случае, сознательно насаждает всеобщую неуверенность, создает питательную почву для страха, поскольку с испуганными людьми можно многое творить. Все, как у Оруэлла (Orwell): постоянный страх во имя постоянного мира. Им все это нужно, чтобы воплотить в жизнь свою мечту о неограниченном господстве.

"Stern": Кого Вы имеете в виду, с позволения сказать, под "они"?

Сорос: Это неоконсерваторы в администрации, такие, как Чейни (Cheney), Рамсфелд (Rumsfeld), Вулфовиц (Wolfowitz). Они желают тотального превосходства Америки, они вытеснили геополитических реалистов. В Республиканской партии умеренные на грани исчезновения, весь политический спектр резко переместился вправо. Республиканская партия, администрация теперь в руках ястребов: фанатиков идеи превосходства, религиозных фундаменталистов, фундаменталистов-рыночников - опасная смесь. В Германии тоже есть экстремисты, республиканцы, нацисты, - но не в правительстве. В этом разница.

"Stern": Более 60 процентов американцев одобряют то, как правит страной Буш.

Сорос: Я тоже удивлен тем, сколь успешен Буш в данный момент. Но за этим тот страх, который покрывает все, словно туманом, и который позволил идеологам реализовать агрессивную доктрину Буша, базирующуюся на двух столпах. Первый из них: Америка сохранит свое непоколебимое военное превосходство навсегда, и второй: Америка наделяет себя правом вести превентивные войны. И если все объединить, то получается особая форма суверенитета, Пан-Америка, у которой нет конкурентов.

"Stern": По-Вашему получается, будто Америка "империя зла".

Сорос: Нет, это был бы односторонний взгляд. Америка все еще - плюралистическое общество. У нас свобода слова и печати, государство не контролирует средства массовой информации. Тем не менее, здесь есть нечто, что я называю "консервативной машиной правды", и эта машина правды искажает действительность.

"Stern": Я этого не понимаю.

Сорос: Хорошо, возможно, у меня особо тонкое восприятие этой оруэлловской иносказательности, я ведь пережил нацистов и коммунистов. Иносказательность означает, что словам придают противоположный их значению смысл. В доктрине Буша много говорится о демократии, но одновременно министр юстиции Эшкрофт (Ashcroft) жестко ограничивает гражданские права. Когда Буш говорит, что "свобода" победит, он в действительности имеет в виду, что Америка распространит свое господство на всю планету. Когда Буш говорит: "Кто против нас, тот за террористов", то меня охватывает тревога. Это - язык власть имущих из тоталитарных системах.

"Stern": Вы мрачно настроены.

Сорос: Нет, речь идет о том, чтобы понять ситуацию. Мне хотелось бы, чтобы доктрина Буша оказалась сиюминутным заблуждением, - чтобы страна снова стала нормальной, чтобы она вернулась к принципам открытого общества, то есть, чтобы она понимала, что не все только черное или белое, что власть не всегда права.

"Stern": Вы создаете себе проблемы. Но американская общественность наплюет на выборы: голосовать собираются максимум 50 процентов американцев.

Сорос: Это меня беспокоит, и я думаю, что им не удалось расшифровать широко распространившуюся иносказательность. Для них это нечто новое. Они не понимают, что поставлено на карту.

"Stern": Быть может, все иначе: может, они говорят себе: какая разница, кого выбирать?

Сорос: Нет, на этот раз, действительно, все иначе. Мы должны отказаться от доктрины Буша. Громадная разница, будет ли в Белом доме сидеть мистер Буш или демократ, будь то Дин (Dean), Кларк (Clark), Керри (Kerry) или Эдвардс (Edwards), все равно, кто. Любой из них лучше, чем мистер Буш. И за это я борюсь.

"Stern": Почему люди должны Вам верить?

Сорос: У меня нет никаких интересов, я ни от кого ничего не жду, мне ни от кого ничего не надо, я по-старомодному пекусь об общем благе. Я филантроп. Своими фондами, которые ежегодно получают 450 миллионов долларов США. . .

"Stern": . . . и которые активно работают в 50 странах. Вы помогали "Хартии 77" в Чехословакии, и "Солидарности" в Польше, а Шеварднадзе жалуется, что Вы оказали финансовую помощь бастовавшим в Грузии, которые свергли его. . .

Сорос: . . . поддержал демократические процессы в распадавшемся восточном блоке, прежде всего, в бывшей Югославии, где Европа, к сожалению, не смогла справиться.

"Stern": В своей предпринимательской деятельности, как однажды о Вас писала "Los Angeles Times", в Вас не было и толики какого бы то ни было идеализма.

Сорос: Да, в этом есть доля правды. Если работаешь на бирже, то не думаешь о людях, которых могут коснуться Ваши решения. У рынка отсутствует мораль. Рынок думает только о себе, социальная сторона дела для него безразлична. Об этом обязана заботиться политика - даже вопреки сопротивлению капитала.

"Stern": В Вашей новой книге "Господство США - мыльный пузырь" есть необычное для миллиардера замечание: "Коммунистический манифест" Маркса (Marx) - "интересное чтение".

Сорос: Да, очень захватывает, с какой точностью он описал будущую глобализацию - великолепным, захватывающим языком, и так подробно.

"Stern": Все же мило поучается: Вы завзятый антимарксист, а отчаянно пытаетесь с помощью своих денег, книг и выступлений добиться того, чего требовал от философов Карл Маркс, а именно: мир не только трактовать, но и изменять его.

Сорос: Было бы прекрасно, если бы мне это удалось. Но я ведь не бог. Даже не знаю, останется ли после меня какой-то след.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.