Трудно быть поляком. Полвека Сталинских репрессий осталось позади, и поляки наконец-то увидели свет в конце тоннеля. Всего несколько месяцев осталось до их принятия в ЕС, но вместо расстеленного красного ковра перед ними поле, на котором они снова оказались пешками в чужой игре. Правительства вместо приветствия создают ограничения, чтобы удержать польских рабочих. Даже Англия - чемпион свободного рынка - поспешно создает барьеры, опасаясь, хотя и оправданно, что польская рабочая сила будет предпочтительнее местной, английской.

Вдобавок к скупости Запада, Польша почувствовала холод со стороны Востока. На прошлой неделе Газпром приостановил поставки газа по трубопроводу, который проходит через территорию Белоруссии, Польши и далее к немецкой границе. Внезапное перекрытие трубопровода, причиной которому послужили ценовые разногласия России с эксцентричным правительством Белоруссии, привели к вспышке ярости в Польше и заявлениям протеста со стороны премьер-министра Лешека Миллера, который заявил, что Газпром больше не надежный поставщик.

Поставки газа быстро возобновили, но удивлена всем происходящим была не только Польша. Российские монополии поставляют четверть газа в Европе и случай, имевший место на прошлой неделе, заставил Брюссель задуматься о новой границе, которая стала отделять расширенную Европу от неизвестных, но очень важных государств, расположившихся на Востоке.

Встреча совета Европейских министров иностранных дел, прошедшая в понедельник, закончилась расплывчатым заявлением о желании ЕС построить с Россией партнерство, основанное на взаимном доверии и открытом диалоге. Однако, за этим, скорее всего, скрывается требование, чтобы Россия с 1-го мая включила еще 10 новых государств ЕС в рамках Соглашения о Партнерстве и Сотрудничестве (СПС), торговый пакт, заключенный между Россией и Европой.

Россия показала амбивалентность касательно продления СПС, проворчав о потере преимуществ наследственных тарифов с бывшим коммунистическим братством. Это все второстепенные интересы по сравнению с основной озабоченностью России, которая может увидеть, как ее основные торговые партнеры Польша, Чехословакия (старое название), Венгрия и страны Прибалтики исчезнут в объятиях ЕС - организации, которая все настойчивее громче требует проведения экономических и законодательных реформ в России.

Спорадические замечания ЕС по поводу ситуации в Чечне раздражают, но Кавказ это старая мозоль России. Настоящая озабоченность Кремля не военная, а экономическая мощь. Больше раздражают призывы из Брюсселя к проведению судебной реформы, требования к повышению конкурентоспособности на рынке газа и нытье по поводу окружающей среды. Начиная с мая, приказ из Брюсселя преодолеет Одер, распространится на территорию Польши, окружит Российский анклав Калининград и возьмет под контроль Литву, Латвию и Эстонию. Из города Таллинна на Балтийском море, бюрократы из комиссии промаршируют к Карпатам, а там с присоединением Румынии и Болгарии, длинная рука ЕС достанет и до берегов Черного моря.

Разумеется, для Кремля этого будет достаточно. Свободная торговля - это одно дело, но ассимиляция - совершенно другое. Можно с уверенностью сказать, что Президент Путин замедлил процесс реформ для того, чтобы усилить власть России, угрожая проамериканским нефтяным баронам налоговыми запросами и тюремными заключениями. Тем, что Путин заставляет замолчать олигархов, он надеется вновь обрести контроль над жизненно-важными ресурсами нефти и газа - лучшим оружием российского президента против экономического и властного доминирования ЕС.

Европа остановится без российского газа. Закрытие белорусского трубопровода было единичным случаем, скорее всего, предупреждением злостному неплательщику, чем политическим актом, но на время это послужит уроком. Для Польши это было напоминанием, что она не может смотреть на Запад без хорошего зеркала заднего вида. Для Брюсселя это было уроком того, что в политике расширения всегда присутствует риск. Новые границы означают и новых соседей с иным пониманием идей партнерства и сотрудничества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.