Год назад в Китае были назначены новый глава государства и правительства. За это время пекинское руководство проделало значительную внешнеполитическую работу. Пекин активизировал свои усилия по улучшению добрососедских отношений в Азии и больше, чем когда-либо, прибегает к использованию многосторонних международных институтов.

Последние годы динамичная экономика Китая привлекает к себе внимание, иногда вызывая зависть или даже страх. Значительно меньше обращает на себе внимание то влияние, которое оказывает модернизация китайской экономики и ее быстрая интеграция в мировую экономику на внешнюю политику Пекина. Контакты Мао с внешним миром ограничивались, не считая двух поездок в Советский Союз, зарубежными гостями, свидетельствовавшими при его 'дворе' свое почтение. Дэн Сяо Пин, учившийся во Франции и Советском Союзе, тоже не очень-то любил заграничные поездки. Его известная поездка в Америку в 1979 году была и его самой значительной международной акцией.

Цзянь Цземинь видел свою историческую роль в том, чтобы добиться для Китая должного престижа на международной арене. При этом главной задачей он считал нормализацию, а затем и интенсификацию отношений с США, которых после исчезновения СССР он рассматривал как подходящего партнера для Китая, стремящегося стать ведущей азиатской державой.

Отказ от менталитета жертвы

При тщательном анализе китайской внешней политики за последние десять лет можно обнаружить многочисленные значительные смещения акцентов. Восприятие мира Народной республикой долгое время было отмечено глубоким недоверием по отношению к загранице, причем не только к Западу, но и также - после разрыва с Москвой - к Советскому Союзу. Важную роль при этом играл и менталитет жертвы, который развился у Китая после роковых событий в отношениях с иностранными державами, которые пришлось претерпеть стране в 19-ом и начале 20-го века. Этот менталитет хорошо увязывался с коммунистической идеологией, в соответствии с которой в международной классовой борьбе речь шла о 'войне хижин против дворцов'. На этом фоне было логично, что Пекин видел в таких международных институтах, как ООН или ВТО, инструменты господствующих держав против интересов угнетаемых стран третьего мира.

Кто внимательно следил за геополитическим последствиями интеграции Китая в мировую экономику, которая проявляется в ключевой роли внешней торговли и прямых иностранных инвестициях для роста китайской экономики, должен признать, прежде всего после окончания холодной войны, что глубокое изменение настроенности китайской внешней политики может быть только вопросом времени.

В ноябрьско-декабрьском номере журнала 'Foreign Affairs' вышла статья под заголовком 'Новая дипломатия Китая'.На основе тщательно подобранного материала она показывает основные этапы этого нового курса за последние 10 лет. Здесь просматриваются два новшества. Первое - это активное использование международных институтов и многосторонних форумов. И второе: по отношению к своим соседям, за исключением Тайваня, который не рассматривается им как субъект международных отношений, Китай повернул от прежней политики запугивания к политике партнерства, выдвинув лозунг 'Больше доверия, больше сотрудничества'. Теперь спорные вопросы будут решаться на основе международного права.

Приоритет имеют США

К началу 21-го века китайско-американские отношения поднялись до уровня составляющей нового мирового порядка, который начал выстраиваться после того, как США стали единственной супердержавой и была объявлена глобальная война против терроризма после событий 11 сентября 2001 г. На это имеется несколько причин, начиная от экономики и глобальных стратегических интересов и вплоть до проблем безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе. Уже в первый год своего существования новое китайское руководство наметило для себя несколько направлений. Следует расценить как китайскую предупредительность тот факт, что Китай принимает активное участие в атомном разоружении Северной Кореи. В результате в Пекине состоялись 6-сторонние переговоры. Аналогично можно расценить и сдержанность Китая во время войны в Ираке.

В то же время в отношениях с США существуют и многочисленные трения. Недавно Вашингтон, активнее, чем европейские государства, призывающий к соблюдению прав человека, был обвинен Пекином во вмешательстве во внутренние дела Китая, когда американский представитель в Гонконге недвусмысленно встал на сторону демократических сил. Председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Ричард Майерс, посетивший Пекин в начале января, был вновь встречен требованием прекратить американские военные поставки Тайваню. Ему пришлось решительно отклонить упрек, указав на ракетное вооружение Китая на побережье Тайваньского пролива. Символично, однако, что Майерс первым из американских военных смог посетить штаб-квартиру китайского центра космических программ.

Разрядка в отношениях с Индией

В азиатском регионе разрядка в отношениях между самыми крупными в мире странами по численности населения - Китаем и Индией - стало, без сомнения, самым значительным явлением за последние 12 месяцев. В июне прошлого года премьер-министр Индии посетил Китай, дав явно понять, что те времена, когда Индия аргументировала свое ядерное вооружение угрозой, исходящий от Китая, ушли в прошлое. В ноябре индийские и китайские военные корабли провели даже совместные учебные маневры у берегов Шанхая. Идут переговоры о том, чтобы дипломатическим путем прекратить споры относительно совместной границы, составляющей 3,5 тысячи километров. Это мероприятие должно быть облегчено тем, что Индия признала суверенитет Китая над Тибетом, а Китай признал суверенитет Индии над Сиккимом.

Для заинтересованности Китая в разрядке с Индией существует главным образом две причины. С одной стороны, Китай стремится расширить сферу своей дипломатической деятельности и влияния на индийском субконтиненте. Важную роль в этом, по-видимому, сыграл тот факт , что летом 2002 г. Индия и Пакистан, две южно-азиатские ядерные державы, стояли на пороге войны с непредсказуемыми последствиями. Пекин не откажется от своих традиционно тесных связей с Исламабадом, но стремится и к улучшению отношений с Дели, чтобы содействовать разрядке на индийском субконтиненте. Под этим углом зрения следует рассматривать также и сегодняшние усилия Индии и Пакистана в направлении улучшения своих отношений.

С другой стороны, у Китая имеются и значительные экономические причины для улучшения отношений с Индией. Двусторонняя торговля двух соседей обладает громадным потенциалом к развитию. Два года назад объем взаимной торговли составил лишь 2 миллиарда долларов. В этом году предусмотрено его увеличение в 5 раз. Но и это будет лишь очень скромным объемом. Кроме того, Китай сильно заинтересован в индийском ноу-хау в сфере программного обеспечения, в то время как индийские телекоммуникационные фирмы нацелились на прибыльный китайский рынок.

Улучшение климата в Юго-Восточной Азии

Международная региональная организация Юго-Восточной Азии - АСЕАН - была создана в 60-е годы, главным образом, как инструмент защиты от проникновения коммунизма в этот важный геостратегический регион. При этом речь шла, в первую очередь, о потенциальной угрозе Индокитая, но в то же время, свою роль сыграл и страх перед могущественным Китаем. Экономически влиятельные заокеанские китайские общины рассматривались, прежде всего в Индонезии и на Филиппинах, как 'пятая колонная' КНР. Между Китаем и многими странами Юго-Восточной Азии существуют, кроме того, спорные территориальные вопросы относительно архипелага в Южно-китайском море.

Официальные китайские карты отмечали эти далеко удаленные от материка острова и рифы как часть китайской территории, превращая таким образом Южно-китайское море de facto в свое внутреннее море. И когда около десяти лет назад Китай соорудил на островах Спратли укрепления, в большинстве столиц Юго-Восточной Азии поднялась тревога. Но в последнее время в этом регионе отмечается значительное улучшение климата. По окончании встречи на высшем уровне, проходившей в Бали в октябре прошлого года, Китай и Индия подписали Договор о дружбе и сотрудничестве, подписанный в 1976 году пятью странами-членами АСЕАН. Этот шаг, не в последнюю очередь, поставил и Японию в положение цугцванга, которая многие годы считала Юго-Восточную Азию своими задворками. Подписанию предшествовало открытие неформальных переговоров 'Азия плюс 3' (Китай, Южная Корея и Япония), а также договоренность Китая с АСЕАН, достигнутая три года назад, о создании в ближайшие 10 лет региональной зоны свободной торговли. Наблюдатели констатируют, что к этим шагам Китай был готов без всяких предварительных условий, и оценивают это как доказательство того, что в своих отношениях со странами Юго-Восточной Азии Пекин делает ставку на добрососедские отношения.

Политические требования к ЕС

В октябре прошлого года китайское правительство впервые опубликовало документ о принципах китайской политики в отношении ЕС. В документе перечисляются цели и меры, которые в ближайшие 5 лет будут являться приоритетными в отношениях Китая с ЕС. Очевидно стремление Пекина усилить сотрудничество с ЕС, чтобы снизить сегодняшнее преобладание США в китайской внешней торговле. Наряду с политикой и экономикой речь идет также и о таких сферах, как военная, культурная и образовательная. В документе констатируется, что между Китаем и ЕС не существует никаких принципиальных конфликтов интересов и что ни одна из сторон не представляет опасности для другой. Общности намного превосходят различия.

В документе выдвигается требование 'в интересах расширения двустороннего сотрудничества в области производства вооружений и военных технологий' скорейшей отмены военного эмбарго, наложенного в 1989 г. Это требование перечеркивает надежду на то, что ЕС станет крупнейшим торговым и инвестиционным партнером Китая. В документе также выдвигается требование, чтобы ЕС запретил своим членам принимать с любыми визитами тайваньских политиков, чтобы Тайваню было отказано во вступлении в международные организации, членство в которых требует государственного статуса, и чтобы ЕС запретил также любой военный обмен с Тайванем. В отношении Тибета говорится, что ЕС должен отказаться от любых контактов с тибетским правительством в изгнании.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.