При рассмотрении дела о строительстве Израилем разделительной стены в международном трибунале в Гааге привлекло внимание то, что арабская сторона возбудила лишь шесть исков в присутствии 12 стран. Это не явилось неожиданностью, наоборот - отражает слабость арабской позиции, которая обнаружилась после событий 11 сентября в США и стала более ясной после оккупации Багдада 9 апреля 2003 года.

Официально единая арабская позиция стала разваливаться после варварской американской агрессии против международного порядка, против арабов и мусульман. Эта варварская агрессия не получила в арабском мире иного ответа, кроме подчинения силе. Арабская позиция не изменилась с 11 сентября, и лишь усилилась после 9 апреля.

Много воды утекло после последней даты, но непохоже, что арабский мир осознал необходимость движения вперед, а не назад, сопротивления, а не капитуляции, противостояния силе.

Американский план предполагал, что 9 апреля станет поворотным пунктом в истории Ближнего Востока, и падение Багдада вызовет 'эффект домино' в арабском мире, когда одна костяшка рушится за другой вплоть до установления Бушем если не военного, то полного политического контроля над регионом. Шарон и все израильское общество жило этими надеждами, ожидая, что палестинцы примут израильский план урегулирования, объявят о своей капитуляции и прекратят сопротивление.

Буш, в свою очередь, собирался мстить всем, кто сказал 'нет' подготовке войны против Ирака, все должны были подчиниться ударам хлыста единственного властелина мира в новом веке, осуществляя цель, указанную инициаторами проекта 'Новый век американской империи', который взялась осуществить администрация Буша, хотя основы этого проекта и первая стадия его осуществления (захват Ирака) был согласован еще в эпоху Клинтона, в 1997 году.

Новые изменения после оккупации Багдада

Когда Багдад пал, арабские лидеры застыли в растерянности, стали разрабатывать один сценарий за другим и пришли к варианту 'склониться перед бурей', видя в этом единственный путь сохранения своих тронов, даже если эти троны станут картонными, которыми американские ветры могут играть, как им заблагорассудится.

Мужественное иракское сопротивление внесло коррективы, которые не принимались в расчет, и удача оказалась проигрышем, а победа - настоящим тупиком. Заносчивый Буш превратился в попрошайку - так охарактеризовал один американский писатель изменение тональности общения своего президента с лидерами великих держав, а именно, Германии и Франции.

Проект переделки Ближнего Востока зашел в тупик после начала иракского сопротивления, однако это не изменило сути поведения арабов с Вашингтоном и Тель-Авивом, хотя характер политического руководства в США и Израиле изменился, пусть незаметно.

Шарон обнаружил, что израильская политическая улица не готова больше ждать, когда наступит облегчение, что прояснилось во время опросов общественности. Эти опросы показали, что падение доверия с 70% до 50%, а в период проведения трибунала в Гааге - до 30%.

Израильская элита внутри страны и еврейская вне Израиля осознали опасность происходящего для будущего еврейского государства, особенно после начала строительства разделительной стены.

Должен был появиться новый план. Тогда возник проект односторонней эвакуации, затем проект эвакуации еврейских поселений из Сектора Газы. Все это - попытки Шарона двигаться вперед, попытки израильских военных и полицейских чинов внести смятение в арабские ряды, как отметил известный аналитик Сифр Блоцкер в газете 'Гаарец', ссылаясь на источники в органах безопасности и военных кругах.

Проблема заключалась в том, что стена и односторонний уход, особенно из Сектора Газы, не были легитимными с точки зрения решений международного сообщества, поскольку стена охватывает 58% Западного берега реки Иордан, и защита ее становится сложной даже в политическом плане. Ведь даже если объявить, что стена направлена против террористов, то почему она не возводится на международно признанных границах, а охватывает палестинские территории, оккупированные в 1967 году?

Палестинская позиция

Трудно провести разграничительную линию между палестинской и арабской позицией, поскольку Ясир Арафат не может пошевелиться без сигнала от своих арабских покровителей, в частности египетских. Можно сказать, что сильнейшим ходом Арафата в ответ на строительство стены было бы движение в сторону роспуска своего правительства - то есть 'худшего кошмара', как назвал этот шаг один из израильских писателей.

Строительство стены проводится в рамках реализации программы Шарона так называемого Промежуточного решения в долгосрочном плане, которое предполагает создание палестинского псевдогосударства в Газе и на части Западного берега.

Программа предусматривает создание палестинского псевдогосударства в секторе Газы и на 42% территории Западного берега. Шарон мечтает убедить Вашингтон согласиться с этим планом в долгосрочной перспективе и навязать его арабам и палестинцам.

В свете этого палестинцам, с одной стороны, необходимо очистить проблему строительства стены от политического аспекта и аспекта обеспечения безопасности. Если стена - это своего рода устранение брешей в системе безопасности, то роспуск администрации заставит израильтян (гражданских и военных) оставаться в палестинских городах, что снимет вопрос недостатка безопасности. С политической точки зрения, строительство стены и односторонняя эвакуация не являются решением, поскольку оккупация возвращает свое естественное лицо после того, как это лицо отсутствовало в течение нескольких лет существования палестинского псевдогосударства, которое не имело никаких признаков государственности, кроме президента и правительства. При этом оно не имело ни земли, ни воздушного пространства, ни населения; даже дома его были конфискованы для размещения оккупационных войск.

Исходя из этого, пропадает политический аспект строительства стены и других шагов, а израильская оккупация вновь обретает свое грязное лицо, каким оно было до подписания соглашения в Осло. И если добавить экономический аспект, то экономическое положение Израиля будет ухудшаться, поскольку оккупационные власти несут ответственность за жизнь гражданского населения, что им обходится ежегодно в сумму, превышающую миллиард долларов. Следовательно, падение Шарона скорее всего неизбежно.

Арабская позиция

Совершенно очевидно, что перед палестинским решением о роспуске администрации и прежде, и теперь стоят две преграды: само палестинское руководство с его упоением властью и полученными привилегиями; другая, не менее серьезная преграда - официальная позиция арабских стран, особенно Египта, которые считают, что подобная мера может осложнить обстановку и в конечном итоге ввергнет регион в тотальную войну. Следует сказать, что это мнение не является правильным, оно отражает лишь бессилие арабских режимов, которому требуется особое оправдание.

Нет нужды говорить, что палестинцы не требовали ни эскалации арабского противостояния с Израилем, ни, тем более, развязывания тотальной войны. Они требовали от арабов защитить их движение сопротивления, предоставить им возможность достигнуть вполне достижимых целей по примеру того, как это произошло на юге Ливана. Решение об эвакуации поселений из Сектора Газы подтверждало, что это достижимо, особенно в свете признания Шарона о том, что движение сопротивления не капитулировало перед бахвальством силой, которую демонстрировал и демонстрирует Шарон.

Чем располагает палестинская администрация и ее арабские покровители?

Перед палестинской администрацией и ее арабскими покровителями возникает большая проблема - найти механизм противодействия оправданию строительства стены необходимостью обеспечения безопасности, а еще важнее - политическому аспекту ее строительства. Значение этой проблемы возрастает, учитывая, что Буш поддался требованиям Израиля и согласился признать легитимность плана Шарона, известного под названием 'Переходное решение на долгосрочную перспективу', а также учитывая отход Европы от позиции, которую она занимала после того, как она отболела комплексом антисемитизма, преследовавшим ее после оглашения итогов опроса общественного мнения в странах, входящих в ЕС.

Понятно, вопрос о роспуске палестинской администрации и нанесении удара Шарону и администрации США не представляется возможным в свете слабости палестинской администрации и ее арабских покровителей. Однако это не означает капитуляцию перед планами Шарона. Это означает принятие мер, хотя и менее кардинальных, но способных нарушить его планы и лишить их политической составляющей, а также составляющей обеспечения безопасности.

Необходимо прежде всего оказать поддержку палестинцам, которым нанесен ущерб строительством стены, с тем, чтобы развеять опасения Иордании по поводу 'трансфера', хотя эти опасения представляются несколько преувеличенными.

Еще важнее, чтобы палестинская администрация сплотилась в противостоянии политическому отступлению, как в Палестине, так в целом в Арабском мире. Необходимый ответ на строительство стены - повсеместное продолжение сопротивления в оставшихся еврейских поселениях, на контрольных пунтах, особенно на границе с Египтом. При этом Египет, вопреки требованиям Израиля, не должен обеспечивать их защиту. Движение сопротивления способно изобрести и другие механизмы для поражения израильских целей.

Необходимо также продолжать массовые политические выступления палестинцев против строительства стены, обеспечение им арабской поддержки на официальном и народном уровнях. Но еще важнее общеарабская поддержка движению сопротивления в качестве ответа на строительство стены, поскольку продолжение сопротивления лишит и стену, и одностороннюю эвакуацию политического смысла.

Нужно, чтобы палестинская администрация при поддержке арабских стран отвергла любое соглашение между палестинцами и израильтянами по поводу стены и односторонней эвакуации. Если израильтяне хотят эвакуироваться из Газы, пусть эвакуируются, но без требования чего-либо в ответ.

Односторонняя эвакуация из Газы и строительство стены без согласия палестинцев в условиях продолжающегося сопротивления заведет сионистский план в тупик, особенно, если будет продолжена каждодневная политическая борьба против оккупации внутри Палестины и вне ее, массовые акции и противостояние.

Одним словом, самое важное, чем могут ответить палестинцы и арабы - лишение действий Шарона, в том числе строительства стены мотива необходимости обеспечения безопасности продолжением сопротивления, а не разговорами внутри движения ФАТХ о роспуске Бригад мучеников Аль-Аксы и о других преследованиях сопротивления, а также лишение действий Шарона политических мотивов, доказывая их односторонность и нелегитимность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.