Бывшие союзники Соединенных Штатов - те самые нации, которые настаивают, чтобы их называли 'Западом' - внезапно осознали, что государство, освободившее их от Гитлера и защитившее от коммунизма, вовсе не демократия, достойная подражания.

Несколько лет назад в журнале 'Vuelta' был опубликован поразительный рассказ Лешека Колаковски (Leszek Kolakowski). Вооружившись своими познаниями в историографии и злорадным цинизмом, польский писатель придумал следующий сюжет: во время раскопок обнаружены остатки древней цивилизации, управлявшейся неким 'императором Кеннеди'. Изображая картины отдаленного будущего, Колаковски иронизировал над ошибками, анахронизмами и ложными понятиями, использованными историками в своей работе, а вместе с тем и выступал с серьезной критикой власти. Не прошло и нескольких лет со дня смерти польского писателя, как сотни историков, журналистов и политологов пытаются приложить все усилия для того, чтобы подтвердить пророчества Колаковски. Сегодня ни дня не обходится без сообщений о всевластии нынешней 'Американской Империи' и капризах 'императора Буша', которого некоторые уже величают Буш II. Другие же в духе Кафки (Kafka) уже не столь высокопарно называют его просто W.

Начиная с момента распада Советского Союза в 1991 году, а особенно с момента оккупации Афганистана и Ирака - двух территорий, традиционно закрытых для европейского влияния - Старая Европа (если пользоваться термином преторианского гвардейца Дональда Рамсфелда) начала открывать для себя имперские амбиции своего давнишнего американского друга. Все эти бывшие союзники Штатов - те самые нации, претендующие на звание 'Запад' - словно новорожденные внезапно осознали, что государство, спасшее их от Гитлера и защитившее от коммунизма, является вовсе не примерной демократией, а непостоянной и боязливой державой, способной, не спрашивая ничьего дозволения, навязывать свою власть. С этого самого момента обвинения в высокомерии и односторонности политики Вашингтона росли с каждым днем. Однако, они так и не смогли пролить свет на природу единовластного правления Соединенных Штатов.

В отличие от своих европейских коллег, испытывающих с каждым днем все большее беспокойство, у латиноамериканцев, и особенно мексиканцев, всегда было более жесткое, а, возможно, и более реалистичное восприятие двойственной сути Соединенных Штатов. Политическая система Штатов на протяжении длительного периода времени изображала из себя образцовую демократию, но в то же самое время мы несколько столетий подряд испытывали на себе имперские наклонности многих американских президентов. Латинская Америка, преображенная в 'зону эксклюзивного влияния' США - Адольфо Агилар Зинзер (Adolfo Aguilar Ziser) назвал ее 'задним двором' - получила множество выгод от своей близости с Вашингтоном, но, кроме того, ей пришлось и дорого заплатить за тесную связь со своим северным соседом. И потому, если мы действительно хотим узнать, насколько имперская идея поможет в понимании сущности Соединенных Штатов начала XXI-го столетия, стоит вернуться к идее Колаковски и определить такую позицию, с которой можно будет распознать имперские замашки Буша II, не греша при этом обычными предрассудками.

По мнению многих у нынешнего американского могущества не было предшественников: прежде ни одно государство не управляло политическим и экономическим развитием мира столь эффективно и практически в отсутствие противовесов. Тем не менее, мне кажется, что проведение аналогий с Римской империей поможет оценить политику Соединенных Штатов после событий 11 сентября 2001 года. Какому периоду римской истории соответствует нынешнее состояние Соединенных Штатов? Хулители Америки утверждают, что мы приближаемся к концу победоносной эпохи и в подтверждение своего мнения постоянно приводят цитаты из 'Истории упадка и крушения Римской Империи' Гиббона (Gibbon). Но, с моей точки зрения, подобная оценка ошибочна: те, кто пытается указать на закат США, скорее демонстрируют свою неспособность выносить ту мысль, что Американская Империя будет продолжать править миром на протяжении еще долгих лет. По моему же мнению, Соединенные Штаты проходят через период, больше напоминающий конец Римской Республики. Не сильно углубляясь, можно лишь отметить, что сокрушительная победа Соединенных Штатов над Советским Союзом после окончания холодной войны напоминает разрушение Карфагена войсками Сципиона (Escipio). Рим, победив своего единственного действительно мощного противника, поспешил вступить в период активного развития, выявивший все имевшиеся в республике противоречия при распределении власти и управлении столь обширными богатствами.

То же самое происходит сегодня и с Соединенными Штатами. Точно также, как граждане Римской Республики, американцы хвастаются своими демократическими традициями, политические институты страны поразительно крепки, а защита индивидуальных свобод каждого отдельно взятого гражданина продолжает оставаться 'пробным камнем' общественной жизни страны. Однако, в своем стремлении править всем остальным миром Соединенные Штаты никогда не пользовались теми же самыми принципами. Это касается как вопросов экономики - внутренний протекционизм американцев сильно контрастирует с навязываемым другим неолиберализмом, так и политических - демократическая система самих Штатов никогда не мешала им поддерживать диктаторские режимы правления в других странах: иными словами, Американская Империя всегда пользовалась двойными стандартами. И именно в этом заключается главная угроза, потому что, в противовес мнению европейцев, Соединенные Штаты превратились в чудовище не за одну ночь: это государство всегда испытывало раздвоение личности, как доктор Джекилл и мистер Хайд. Америка постоянно чувствовала угрозу, правители США неизменно становились заложниками экспансионистских стремлений, они забывали о принципах, заложенных в Конституции страны, и во имя процветания американского населения не раздумывая сминали своих соперников.

В этом смысле американская агрессия против Афганистана или Ирака не сильно отличается от тех операций, что США проводили в Мексике, Гватемале, Вьетнаме, Чили, Никарагуа, Панаме или Гренаде. Безусловно, недавние военные кампании укрепили гегемонию Штатов, но в действительности Соединенные Штаты лишь руководствовались своей извечной политикой, за тем лишь исключением, что теперь зона американского влияния распространилась по всей планете. Франция это прекрасно поняла: что значит быть 'союзником' империи, когда нет противника, с которым необходимо сражаться? В отличие от неприятеля в лице Советского Союза, терроризм не является иностранной державой, это сеть автономно действующих группировок, каждая из которых имеет свои цели. Для борьбы с террористами Соединенным Штатам не нужны союзники, как во времена холодной войны, им нужны вассалы, готовые подчиняться приказаниям хозяина. В противном случае применение репрессивных мер не заставит себя ждать: военных - в случае Ирака, экономических - в случае Франции.

Несмотря на то, что Соединенные Штаты являются единственной мировой державой - либо именно по этой причине - они чувствуют свою уязвимость и непримиримо относятся к любому несоблюдению субординации. В те периоды, когда Римской республике угрожала серьезная опасность, существовавшие законы позволяли назначать диктатора - временного правителя, чьи распоряжения были равносильны законам. Подобные назначения были необходимы для успешного противостояния внешним угрозам. Насколько мне известно, в американской конституции аналогичное положение отсутствует, однако де-факто Буш II, под предлогом борьбы против терроризма, взял на себя подобные полномочия. На настоящий момент ему не удалось полностью подорвать существующую в США законодательную систему (хотя некоторые юридические нарушения, например, отношение к узникам Гуантанамо, им были допущены), тем не менее, вполне очевидно, что принимаемые американским президентом меры направлены на укрепление своей личной власти. Стоит помнить, что именно этим путем пошли Цезарь (Cesar) и Август (Augustus), когда преобразовывали Республику в Империю.

Но даже принимая все сказанное во внимание и встав на позицию историка будущего, мы вряд ли можем подтвердить существование Американской Империи на заре XXI-го века. К несчастью нет никаких указаний и на то, что Земля приближается к глобальному правлению демократии. Можно сказать, что в масштабах планеты, мы ближе всего к олигархии. Поясню: в наше время судьба многих наций определяется не их населением, а привилегированными членами глобального сообщества, которые являются американскими гражданами. Мы можем не признавать этого, но американцы единственные, кто имеет реальную возможность избрать своего президента - то есть нашего императора - а потому они единственные, кто действительно оказывает влияние на будущее Земли. В довершение всего, в эпоху, подобную нынешней, мировая политика на деле полностью зависит от выбора американцев. Стоит добавить, что для превращения в кандидата, реально рассчитывающего на победу на выборах, необходимы огромные капиталы, предоставить которые могут лишь крупнейшие консорциумы. Учитывая все эти замечания, идея о правлении олигархии - или, скорее, плутократии - получает еще большее подтверждение. Несмотря на все достижения демократии последних десятилетий, на деле нами по-прежнему управляет узкий круг людей.

Точно так же, как это происходило в Риме в первом веке нашей эры, население Земли на заре XXI-го столетия делится на две категории: тех, кто имеет американское гражданство и тех, кто его не имеет. По мере расширения своих территорий Рим всегда заботился о том, чтобы предоставлять населению захваченных провинций такую привилегию - или награду за верность - как римское гражданство. Сначала это были латины, затем италийцы, но постепенно все больше свободных жителей Империи получали возможность пользоваться льготами, предоставляемыми гражданством. В действительности, у Рима и не было иного выхода, учитывая, что его правители стремились укреплять свое экономическое и военное господство, а, кроме того, и безопасность границ Империи. Этой же задаче подчинена и недавняя инициатива о регулировании положения нелегальных рабочих на американской территории, выдвинутая великодушным императором Бушем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.