До сих пор неясны итоги встречи арабских министров иностранных дел, которая на прошлой неделе прошла в Каире в два заседания: одно - чрезвычайное для обсуждения проекта реформы Лиги арабских государств, второе, очередное, было посвящено обсуждению вопросов, вынесенных в повестку дня работы 121 саммита. Официальные лица после завершения встречи утверждали, что был согласован текст проекта реформирования ЛАГ, который будет вынесен на утверждение саммита в Тунисе.

Поскольку не было опубликовано никакого заявления относительно того, о чем достигнуто соглашение, возникают два прямо противоположных предположения. Первое: некоторые полагают, что молчание по поводу проекта вызвано желанием оградить его от измышлений прессы, которые могут опять посеять вирус раздора на арабской почве. Второе: молчание вокруг проекта объясняется отсутствием согласия по его тексту и надеждами на то, что в оставшееся время существующие противоречия удастся устранить дипломатическим путем. Как бы то ни было, но арабским лидерам следует принять во внимание несколько фактов, прежде чем поставить свои подписи под итоговым коммюнике тунисского саммита и принятыми на нем решениями:

Фактор первый: арабские народы испытывают глубокое убеждение в наличии серьезной опасности, угрожающей судьбе нации. Вызовы, которым она противостоит на современном этапе, действительно беспрецедентны и противостояние им требует больших усилий и нетрадиционных подходов.

Фактор второй: арабские народы уверены в том, что все без исключения политические режимы в арабских странах несут главную ответственность за состояние упадка, в котором находится арабская нация. При этом арабские народы глубоко сомневаются в способности режимов, даже при наличии желания, сделать все необходимое для того, чтобы вывести нацию из нынешнего кризиса.

Факт третий: арабские народы стали осознавать, что проблема реформирования ЛАГ значительно сложнее той, что была обозначена в согласованном тексте, особенно если учесть, что текст составлен в соответствии с традиционными дипломатическими приемами, способными скрыть глубокие противоречия под личиной полного согласия.

В свете этих фактов арабские народы рассматривают саммит в Тунисе в качестве последнего шанса. Если принятые на нем решения не будут соответствовать уровню стоящих проблем, а будут носить формальный характер, как это происходило в течение последнего полувека, арабские народы окончательно убедятся в том, что их нынешние правительства ни на что не способны, ЛАГ, которая представляет арабские народы и выступает от их имени, находится при смерти, а необходимые реформы в ней могут произойти только в результате решительных действий самих народов.

Мне представляется, что будет очень трудно усыпить арабские народы принятием формального бессодержательного коммюнике, они ждут принятия реального документа, который как минимум содержит перечень реальных условий и шагов, способных вывести арабский мир из нынешнего раскола и анархии к единению ради достижения высших целей во имя всеобщих интересов.

Для начала процесса подлинной арабской интеграции необходимо соблюдение объективных условий, достижение которых невозможно, если мы не освободимся от целого ряда иллюзий:

1. Иллюзорная уверенность в том, что общие культура и история являются достаточной основой для достижения политического единства между арабскими странами. Единство - акт добровольный, имеющий несколько уровней, его достижение требует планомерных действий с учетом интересов каждой страны и общих интересов. А это значит, что путь к единству прокладывается существующими государствами и ради них, но не на их руинах.

2. Иллюзорная уверенность в том, что попытка объединить арабские страны - безнадежная и пустая трата сил и времени, поскольку арабские страны 'могут договориться лишь о том, что они ни о чем не могут договориться'. Эта уверенность вынуждает каждую арабскую страну самостоятельно искать свой путь. Истина заключается в том, что арабские страны имеют общую судьбу, хотят этого арабы или нет; ни одной арабской стране, как бы велика она ни была, не удастся в одиночку обеспечить свою безопасность, решить проблемы развития, достижения демократии и социальной стабильности.

3. Иллюзорное убеждение в возможности отделить экономические вопросы, межарабское сотрудничество в решении которых вполне возможно, от политических вопросов, достижение сотрудничества в решении которых трудно, если не невозможно. Экономическое сотрудничество неизбежно нуждается в политическом обеспечении для того, чтобы политические разногласия не оказали негативного воздействия на него и не привели к его срыву.

4. Иллюзорное убеждение в том, что процесс интеграции неизбежно ущемляет суверенитет государств, в нем участвующих. Если интеграционный процесс и приводит к тому, что участвующие в нем государства постепенно отказываются от некоторых элементов своего суверенитета, то это идет на пользу общей власти, в которой участвуют все государства, и которая пользуется большим суверенитетом, нежели каждое участвующее в нем государство по отдельности. Другими словами, потеря части суверенитета в этом случае происходит не в интересах иностранного государства, а в интересах общего руководства, что отнюдь не ущемляет суверенитета отдельного государства.

5. Иллюзорное убеждение, что в процессе интеграции с самого начала должны участвовать все государства, заявляющие о присоединении к нему, что он должен распространяться на все страны. Опыт успешных интеграций, например, европейской, начался с интегрирования угледобывающей и сталелитейной промышленности небольшой группы стран. Затем процесс постепенно ширился, охватывая другие отрасли экономики и финансов, в него вступали новые государства, число которых достигло 51, к середине года достигнет 52 государств, а в обозримом будущем их число увеличится до 30. Процесс интеграции может проходить с различной скоростью, в зависимости от потенциала участвующих в нем стран. Например, некоторые страны ЕС не ввели общую валюту и не приняли участия в Шенгенском соглашении.

Отказ от этих иллюзий является необходимым, хотя и недостаточным, условием для запуска эффективного интеграционного процесса. Чтобы стать эффективным интеграционный процесс должен опираться на мощную организационную основу, которая способна выработать устраивающую всех формулу принятия решений, предусматривающую равенство в суверенитетах между государствами-участниками с юридической точки зрения, и в то же время учитывающую различие в размерах, потенциалах и возможностях участников процесса интеграции.

В Европе эта проблема была решена путем разграничения круга проблем, решения по которым должны приниматься всеми странами на равноправной основе по принципу одна страна - один голос, и проблем, решения по которым принимаются простым большинством голосов или созданием специальных структур, в которых каждая страна имеет определенное число голосов, соответственно ее значению.

Европейская комиссия располагает 20 местами, из них Германии, Франции, Великобритании, Италии и Испании принадлежит по 2 места, остальным странам - по одному. Число мест, выделенное для каждой страны в Европарламенте, колеблется от 99 мест для крупных стран (Германия) до 6 стран для малых стран (Люксембург). В некоторых европейских структурах каждая страна имеет разный вес при голосовании, соответственно ее значению. В европейских министерских комитетах число голосов, выделенное для каждой страны, колеблется в пределах 10 голосов для крупных стран (Германия, Великобритания, Франция, Италия) до двух голосов для малой страны (Люксембург). Политическая система Евросоюза основывается на наличии независимых законодательной, исполнительной и судебной властей, которые подлежат взаимному контролю. Исполнительная власть представлена Комиссариатом и Советом Европы. Законодательная - независимым Европарламентом, который избирается прямыми выборами граждан стран-членов. Он имеет право лишать доверия Комиссариат. Судебная власть представлена Европейским судом, являющимся полностью независимым от законодательной и исполнительной властей, а его решения обязательны для исполнения. Финансово-ревизионные органы играют важную роль в финансовом контроле за поступлением и расходованием средств.

С другой стороны, Евросоюзу удалось вовлечь группы, имеющие различные интересы, в процесс принятия решения путем включения их в члены Социально-экономического комитета или Консультативного совета, принятие решения которыми требует согласия групп, имеющих собственные интересы.

Таким образом, технические решения сложнейших организационных проблем продемонстрированы при проведении интеграционных процессов в других странах. Арабские страны при желании могут воспользоваться этим опытом.

Общеарабский саммит в Тунисе может либо создать действенный механизм проведения подлинной арабской интеграции, или практически подтвердить смерть ЛАГ без объявления даты похорон.