Термин 'терроризм' был введен в обращение во времена Французской Революции. В приложении 1798 года к 'Dictionnaire de l'Academie Francaise' ('Словарь Французской Академии') этому явлению дается следующее объяснение: 'systeme, regime de la terreur' ('система, режим террора'). Тем не менее, и, несмотря на приведенное здесь раскрытие этого понятия, первым препятствием, встающим на пути того, кто пытается проанализировать подобное явление, становится именно трудность в определении его сути. Сложность рассматриваемого феномена объясняется не только методами и тактикой, используемыми террористами, но и тем, что это не просто техника убийства.

Для современного терроризма характерны такие новшества в совершении преступлений, как захват самолетов и использование террористов-смертников; при этом каждое из злодеяний получает громкий резонанс в средствах массовой информации. Вероятнее всего, Эдмунд Бурке (Edmund Burke) был не прав, утверждая, что достаточно задеть идеолога, чтобы найти террориста. Сложность такого явления, как терроризм заключается и в питающих его политических мотивах, которые бывают самыми разнообразными.

Современный терроризм может быть разделен на две большие категории: терроризм, зародившийся в демократических обществах, и терроризм, источником которого становятся конфликты в развивающихся регионах планеты. Первое из этих явлений имеет место и в том случае, когда насилие направлено против демократического режима, и в том, когда причиной столкновения с правовым государством становится национальное самоопределение. Террористическая угроза демократической системе постоянно существовала в Западной Европе во времена холодной войны. Но тот терроризм - постоянно осуждаемый - пытался быть дифференцированным, за исключением отдельных случаев, как, например, операция, проведенная итальянскими правыми в 1980 году при обстоятельствах, напоминающих вчерашнюю бойню в Мадриде.

Другой терроризм - апокалиптический - произрастает из кризисной ситуации, в которой находятся развивающиеся страны: это последствие неразрешенных национальных проблем или же результат болезненного процесса деколонизации. Примеров такого терроризма целое море, начиная от движения палестинских активистов семидесятых годов прошлого века и заканчивая террористами-самоубийцами из исламских группировок, возникших в восьмидесятых и девяностых годах. Холодная война между Соединенными Штатами и Советским Союзом (1947 -1989) была очень напряженным периодом. Несмотря на самые различные причины феномена терроризма, в тот момент более других превалировало западное убеждение в том, что речь идет о новой форме войны, специально разработанной для достижения победы в эпоху равновесия ядерного террора. Западные страны воспринимали терроризм того времени как третью мировую войну - результат сотрудничества разнородных группировок, нередко финансируемых Советским Союзом.

В некоторых демократических обществах терроризм времен холодной войны приобретал черты русского революционного терроризма конца девятнадцатого - начала двадцатого веков. Когда в 1878 году Вера Засулич выстрелила в петербургского градоначальника генерала Трепова, ее поступок вызвал целую цепь покушений, прокатившихся по всей России, кульминацией которых стало убийство императора Александра II. В 1978 году в Италии 'Красные Бригады' убили премьер-министра Альдо Моро (Aldo Moro). Но сразу после окончания холодной войны, характер терроризма изменился. Вынесение во Франции приговора (пожизненное заключение) Ильичу Рамиресу Санчесу (Illich Ramirez Sanchez), более известному по кличке Карлос - 'Шакал' и ставшему в шестидесятых-семидесятых годах символом терроризма, положило конец целой эпохе.

Воздушное пиратство, расцвет которого пришелся на семидесятые, перестал являться излюбленным методом борьбы террористов. Кроме того, увеличилось число преступлений, не имеющих никакого отношения к террористическим организациям (например, взрыв в Оклахома Сити в 1995 году, в результате которого погибло 168 человек). Изменились группировки, оказываемая им поддержка, методы борьбы и вооружение, потому как и сам мир стал другим.

Насилие, к которому прибегают исламские группировки можно считать парадигмой апокалиптического терроризма. Французский специалист по проблеме терроризма Ксавье Рауфер (Xavier Raufer) датирует первое преступление, совершенное исламскими террористами, апрелем 1980 года. Тогда, в Багдаде, гибели удалось избежать одному из руководителей иракского режима Тарику Азизу (Tarek Aziz). Начиная с того самого момента террористы совершали самые различные преступления, начиная с убийства президента Египта Ануара эль-Садата (Anuar El Sadat) и заканчивая взрывом штаб-квартиры американских морских пехотинцев в Бейруте в 1983 году. Подобный терроризм можно считать апокалиптическим, он носит явно антизападный характер и не признает никаких различий. В результате конфликта в Ольстере, разгоревшегося в конце шестидесятых и продолжавшегося до подписания в 1998 году Договора Страстной Пятницы, погибло более 3600 человек, большинство из которых стали жертвами ИРА. Но самое зверское преступление, носившее недифференцированный характер, было совершено уже после заключения перемирия, когда одна из мятежных группировок террористической организации устроила в северо-ирландском городе Ома взрыв, в результате которого погибло 29 человек.

Для определения апокалиптического терроризма подходит фигура Нельсона Манделы (Nelson Mandela). В борьбе за независимость, источником которой служит недовольство населения незаконным либо же иностранным правительством, термин 'герилья' (партизанская война) получает свое наиболее истинное значение. Именно таков был случай ЮАР, боровшейся против режима апартеида, хотя Мандела признавал, что отдавал приказание о проведении операций, которые можно назвать террористическими. Тем не менее, проводившуюся Манделой политику нельзя считать простой техникой убийства - это был процесс поиска места своей страны в мире, которое она сегодня и занимает. Террористы, действующие сегодня в Алжире, Египте, Израиле, Индонезии (взрывы на Бали), России или Ираке, напротив, убивают не проводя никаких различий, они не хотят найти свое место в мире, они пытаются выйти из него. И события 11 сентября, произошедшие в Нью-Йорке и Вашингтоне, можно считать символами этого апокалиптического терроризма.

Во время своего первого, после произошедших в Мадриде взрывов, выступления министр внутренних дел Испании заявил, что у правительства нет никакого сомнения в авторстве ЕТА. Однако, сомнения есть. Поздно вечером стало известно о возможной причастности к взрывам исламских группировок: одна из издаваемых в Лондоне исламских газет получила письмо, предположительно от боевиков Аль-Каиды, берущих на себя ответственность за взрыв. Вчерашний теракт в Мадриде носит все черты апокалиптического террора, и существуют опасения, что ЕТА совершила преступление, которое непросто не может быть оправдано какими угодно политическими мотивами, но и ставит эту группировку за пределы мира, подобно Усаме бен Ладену (Osama bin Laden).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.