В этом году нас ждут одни из самых жарких и ожесточенных дебатов со времен войны во Вьетнаме. Необходимость ведения борьбы с терроризмом вынудила Соединенные Штаты гораздо быстрее реагировать на любую угрозу по сравнению с прошлым. Тем не менее, кандидат в президенты от демократической партии Джон Керри в корне не согласен с тем, как действующий президент Джордж Буш использует американскую военную силу.

В столичных международных районах присутствует едва уловимая атмосфера предчувствуя того, что на предстоящих выборах Джон Керри (John Kerry), официально объявленный кандидатом в президенты от демократической партии, воплотит в себе надежды не только своей партии, но и многих правительств по всему миру.

Как правило, весь мир накануне выборов в Америке хочет, чтобы во внешней политике США присутствовало хоть какое-то постоянство. И неважно, какие разногласия существуют у администрации президента со своими союзниками и противниками, страх перед всем тем новым и непредсказуемым, что может принести с собой новый хозяин Белого дома, заставляет людей во всем мире сложить руки в короткой беззвучной молитве и желать переизбрания действующего президента.

Но в этом году дипломаты, сидящие в посольствах и консульствах по всему миру, думают совершенно иначе. Они лелеют надежду на то, что Джон Керри будет олицетворять собой зарождение нового дня после долгой непроглядной ночи правления администрации Буша, проповедующей односторонность внешней политики. Весь мир надеется на возврат к принципу многосторонних отношений, который, казалось, был окончательно забыт американскими политиками три года назад.

Без сомнения, теперь политики в Европе, Латинской Америке и Азии как заклинание повторяют про себя ключевые слова Джона Керри, брошенные им с предвыборной трибуны: 'Администрация Буша (George W. Bush) ведет самую бесцеремонную, абсурдную, безрассудную и идеологически окрашенную внешнюю политику в современной истории нашей страны'.

И действительно, самым главным аргументом в критике Керри является то, что нынешняя администрация отвернулась от своих традиционных союзников и подорвала международный авторитет Соединенных Штатов на мировой арене.

Несмотря на то, что на выборах в Америке главную роль играют вопросы, связанные с внутренней политикой, представители всех политических лагерей свято верят в то, что этот год станет исключением. Президент Буш уже объявил о своем желании бороться за 'лидерство в трудную для страны пору'. В свою очередь демократы считают, что их кандидат может бороться с ним на равных - в штабе Джона Керри считают, что его военные заслуги (кандидат от демократов награжден за участие в войне во Вьетнаме) дают ему весьма ощутимое преимущество над действующим президентом в вопросах национальной безопасности.

'В этом году впервые после войны во Вьетнаме нас с вами ждут одни из самых жарких и ожесточенных дебатов о том, какой должна быть наша внешняя политика', - считает Ричард Холбрук (Richard Holbrooke), занимавший высокий пост в администрации президента Клинтона и являющийся близким другом и советником Джона Керри.

В одном из своих наиболее известных выступлений господин Керри огласил список вопросов, которым он собирается уделить самое пристальное внимание в первые 100 дней своего пребывания в качестве хозяина Белого дома. Решение этих вопросов во многом определит новый курс во внешней политике Соединенных Штатов. Водоворот политической активности нового президента начнется с посещения Организации Объединенных Наций, где будет торжественно объявлено о том, что 'США воссоединились с международным сообществом'. С этим же посланием Джон Керри намеревается посетить всех 'традиционных союзников'; проведет конференцию по вопросам борьбы с терроризмом и заручится поддержкой других стран; и, наконец, назначит 'посла президента США' для продолжения процесса мирного урегулирования конфликта на Ближнем Востоке.

По мнению господина Холбрука, Джон Керри принесет с собой кардинальные изменения во внешней политике: 'Администрация президента Буша придерживалась принципа односторонности отношений даже там, где была обязана идти на компромисс. Керри вернет Америку к традиционной внешней политике, которая преобладала во времена Рузвельта, Рейгана, Клинтона и других американских президентов, когда во главу угла ставились многосторонние отношения, а принцип односторонности применялся лишь в случае крайней необходимости'.

Возникает законный вопрос - а трансформируется ли вся эта многообещающая риторика в такую же многообещающую политику? Ознаменует ли Джон Керри своим приходом к власти возвращение славного времени трансатлантического единства и многостороннего сотрудничества? Или все-таки, как считают многие эксперты в области внешней политики, наследие 11 сентября 2001 г. настолько велико, а угрозы, исходящие со стороны Ближнего Востока, настолько серьезны, что уход с заданного политического курса уже невозможен? Неужели в эту новую эпоху противоречия, существующие между Америкой и остальным миром, намного глубже, чем разногласия между самими американцами?

Господин Керри давно занимается общественной деятельностью, имеет богатый политический опыт, однако, он известен непостоянством своих взглядов. Именно поэтому многие критики считают, что невозможно предсказать, чем на самом деле он будет заниматься, будучи президентом. Вот как выразился действующий президент в одном из своих выступлений во время предвыборной агитации: 'Кандидаты от демократической партии представляют собой очень интересную группу людей с очень различными мнениями: То они за подписание соглашения о свободной торговле на территории Северной Америки, то против него: То за освобождение Ирака, то против : И это всего лишь один кандидат от штата Массачусетс'.

Один из ведущих американских политологов Роберт Каган (Robert Kagan) считает, что, если Джон Керри и станет следующим президентом США, то его политика не будет сильно отличаться от той программы, реализацией которой в настоящий момент занята администрация Буша.

'От внимания мирового сообщества не должен был ускользнуть тот факт, что общий курс внешней политики Соединенных Штатов достаточно стабилен и не претерпит в ближайшем будущем изменений', - пишет Каган в ноябрьском номере газеты 'The Washington Post'. Господин Каган также отмечает сходство выступлений кандидатов от демократической партии и министра обороны Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld).

По сравнению с прошлым терроризм вынудил администрацию президента США реагировать намного быстрее и решительнее на любую угрозу. Отныне такая политика будет характерна для всех последующих президентов. Уникальные особенности Америки, заключающиеся в ее международных обязательствах, готовности использовать в случае необходимости военную мощь для устранения возникшей угрозы, а также чувстве уязвимости, появившемся после 11 сентября, предполагают, что процесс принятия решений в администрации президента США будет скорее ориентирован на реальную обстановку в мире, чем на что-либо другое. Иными словами, старое доброе время, когда конфликты последние 50 лет решались при помощи многосторонних переговоров, кануло в лету.

Консерваторы заметили, что в октябре 2002 г. Джон Керри поддержал Джорджа Буша, который внес на рассмотрение Конгресса предложение о применении силы против Ирака. Что касается других решений действующего президента, которые также вызвали резонанс в мировом сообществе, то и здесь господин Керри не придерживался прямо противоположных взглядов. Примечательно, что он значительно смягчил свою первоначально жесткую оценку политики администрации президента США на Ближнем Востоке. Встречаясь на прошлой неделе в Нью-Йорке с представителями еврейских общин, он обещал Израилю надежную защиту.

Что касается распространения демократии на Ближнем Востоке, то и по этому вопросу, который может стать одной из самых сложных проблем для будущей администрации, мнение Джона Керри не шло в разрез с подходом самого президента. Хотя нужно признать, что в своих комментариях относительно Саудовской Аравии и Пакистана он занимает гораздо более жесткую позицию по сравнению с Джорджем Бушем.

Две недели назад, выступая со своей первой речью о будущем внешней политики, господин Керри пообещал продолжить войну с терроризмом, что еще раз подтверждает суждение Роберта Кагана. 'Наши союзники все чаще предлагают нам руку помощи в борьбе с терроризмом, но ни один президент не позволит им помешать нам сделать то, что мы обязаны сделать. Будучи президентом, я не буду ждать одобрения наших союзников, когда на карту поставлена наша безопасность', - заявил кандидат в президенты, выступая в Лос-Анджелесе перед студентами Калифорнийского университета.

Несмотря на приверженность Джона Керри к радикальным взглядам, вряд ли он сможет применить их на практике. Республиканская партия имеет большинство в обеих палатах Конгресса, и если понадобится, то может ограничить свободу президента, что и было с блеском доказано на примере Билла Клинтона (Bill Clinton).

Многие из спорных решений президента Буша (выход из Киотского протокола, отказ ратифицировать проект создания Международного уголовного суда), которые рассматриваются европейцами не иначе как следствие его приверженности принципу односторонности, были тупым выполнением воли Сената, который простым большинством заранее определял и будет определять внешнюю политику страны.

Если Джон Керри и станет президентом, то он столкнется с такими проблемами, по сравнению с которыми все его обещания о глобальном единении покажутся ему просто детским лепетом - это и уменьшение объема торговли, и растущая безработица и многое другое. Более того, критики отмечают, что в последние месяцы определения внешней политики Республиканской и Демократической партий стали означать практически одно и то же.

Даже самые воинственные из сторонников президента Буша не ожидают, что их кумир начнет войну с терроризмом в других странах в виду того, что в Ираке увязла почти половина американских вооруженных сил.

За последний год суровая реальность боевых действий в Ираке заставила американских политиков пересмотреть свои взгляды на некоторые из вопросов, связанных с внешней политикой. Неожиданно в Белом доме стали приводить на удивление разумные доводы в пользу ООН и заговорили о необходимости укрепления отношений со своими европейскими союзниками (особенно с Германией).

Уже не важно, что стало причиной этого неожиданного потепления отношений - необходимость смягчить тон или желание исправить старые ошибки, но последствия в любом случае останутся те же самые. Вполне возможно, что Джордж Буш будет заниматься 'возвращением США в мировое сообщество' уже в свой второй срок. С другой стороны, существует ряд причин, на основании которых можно предположить, что подход к решению многих проблем у Джона Керри действительно будет очень сильно отличаться от программы действующего президента, об этом свидетельствует различия, действительное имеющие место во взглядах обоих политиков на то, какой должна быть внешняя политика Соединенных Штатов.

Приоритеты действующего президента во внешней политике во многом определяются событиями, происходящими в данный момент в мире. И все же общая линия поведения президента и его команды уже давно выработана. Господин Буш начал скептически относиться к международным договорам и многосторонним отношениям задолго до событий 11 сентября.

Утверждение, что кандидат от демократов такой же сторонник принципа односторонности как и его противник, основано на выступлении первого в поддержку войны в Ираке в далеком 2002 г.. Однако, если разобраться, то это не совсем так. Из содержания выступления Керри в Сенате 9 октября 2002 г. становится понятно, что на самом деле он был против ввода войск в Ирак без соответствующей поддержки со стороны ООН и большинства традиционных союзников Америки.

Господин Керри неоднократно повторял, что его план действий в Ираке включал в себя обеспечение деятельности инспекций, он не раз предупреждал президента не спешить с военной операцией и применить силу лишь в качестве последнего средства. Идея 'войны в крайнем случае' вполне соответствует жестким высказываниям Джона Керри, в которых он касался своих взглядов на войну в Ираке в частности и на внешнюю политику в целом.

В 80-х годах прошлого столетия он был яростным противником внешней политики Рональда Рейгана (Ronald Reagan), который взял курс на продолжение холодной войны. Керри также голосовал против выделения 87 миллиардов долларов (48 миллиардов фунтов-стерлингов, 79 миллиардов евро) на реконструкцию Ирака, которые Джордж Буш затребовал у Конгресса прошлой осенью. И в этом случае Керри посчитал, что действующий президент должен привлечь союзников США к участию в реконструкции. Но самым памятным по-прежнему остается его отказ поддержать начало первой иракской кампании в 1991 г., тогда кандидат в президенты посчитал, что не все дипломатические средства были использованы для того, чтобы урегулировать этот конфликт.

Несмотря на то, что против войны тогда проголосовало большинство партии, это решение отдалило Джона Керри от тех демократов, кто приветствовал ведение более решительной внешней политики. Альберт Гор (Al Gore), Джозеф Либерман (Joseph Lieberman) и Боб Грэм (Bob Graham) поддержали тогда начало боевых действий.

Сторонники Керри, тем не менее, не согласны с тем, что принятые ранее политические решения делают из него своеобразного пацифиста в глазах общественности. Они отмечают, что не кто иной, как Керри был одним из первых, кто поддержал действия американских военных в Косово, в его пользу также свидетельствует и критика администрации президента за неудачу операции по поимке Бен Ладена. Но биография Керри, его опыт участия в боевых действиях и последовательная критика Вьетнамской войны свидетельствуют о твердом убеждении осторожно использовать американскую военную мощь за пределами страны.

Настроения, царящие сейчас в Демократической партии, скорее всего, станут главной причиной того, что программа Керри даже близко не будет напоминать представления администрации Буша о внешней политике. Определяющим элементом всей предвыборной кампании Демократической партии стал праведный гнев по поводу того, что не те люди управляют страной. Львиная доля этого недовольства обрушилась на внешнюю политику администрации Буша. Говард Дин (Howard Dean), может быть, и проиграл первичные выборы, но ему в заслугу можно поставить то, что именно его страстная критика войны в Ираке во многом определила характер предвыборной кампании кандидатов от демократической партии. Единственным кандидатом, который высказался в защиту внешней политики президента (в частности, на Ближнем Востоке), стал господин Либерман, который в итоге и проиграл, несмотря на свои былые заслуги.

Наконец, слухи о том, что команда Джорджа Буша сместит акцент в сторону многосторонних отношений, по всей видимости, сильно преувеличены. По словам одного из бывших чиновников, администрация президента всегда практиковала так называемый 'принцип многосторонних отношений на заказ'. Иногда кажется что, на этом этапе американские политики без особого энтузиазма разглядывают за столом переговоров диетическое меню многосторонних отношений, но не выражают ни малейшего желания похудеть.

У демократов есть все основания сомневаться в том, что Джордж Буш пойдет на изменение своей внешней политики. 'Нет ничего удивительного в том, что администрация говорит об изменении внешней политики перед выборами', - считает один из ведущих политических экспертов Демократической партии. 'Но в таких заявлениях ничего не говорится о том, в каком конкретно направлении пойдет переизбранный президент'.

Республиканцы тоже опасаются, что действующий президент, автоматически получающий право переизбираться на второй срок, может внушить себе, что для того, чтобы изменить мир, нужно постоянно применять силу. 'Буш будет упорно двигаться к достижению намеченных во внешней политике целей. Никакого возвращения к прежнему курсу - в понимании европейцев единственно верному - не будет', - считает редактор консервативного печатного издания Уильям Кристл (William Kristol).

Всеобщие выборы очень часто характеризуются резкими высказываниями, которые преувеличивают различия, существующие между двумя партиями. В программах Джона Керри и Джорджа Буша гораздо больше точек соприкосновения, чем могло кому-то показаться во время предвыборной компании.

Но от Вашего внимания не должен уйти тот факт, что кандидат от демократов придерживается прямо противоположных взглядов относительно применения силы в отличие от своего оппонента. Иначе американские избиратели очень быстро определились бы с выбором, за кого голосовать в этом году.

Советники Керри усиливают давление

Долгое время еженедельные телефонные конференции, проводимые специалистами по вопросам внешней политики из штаба Джона Керри, представляли собой пустую трату времени. В самом деле, какой смысл устраивать жалкое подобие Совета национальной безопасности и в сотый раз обсасывать позицию кандидата по вопросам внешней политики в Ираке и на Ближнем Востоке, когда избиратели в таких местах, как Айова и Нью-Хэмпшир, где Керри уже побывал во время предварительных выборов, могут прервать его на полуслове и рассказать, 'что было дальше'?

Но главный политический советник кандидата от демократической партии Рэнд Биерс (Rand Beers) упорно продолжает делать свое дело. Теперь, когда демократы имеют единого кандидата, они охотно делятся с ним своим опытом, и для Джона Керри очень важно совершить повторное турне по стране и тем самым закрепить свой успех на ранней стадии выборов.

Господин Биерс присоединился к команде Джона Керри в прошлом году. До этого он работал консультантом действующего президента по вопросам борьбы с терроризмом. Причину своего перехода в лагерь кандидата от демократической партии сам Биерс объясняет несогласием с политикой президента Буша относительно войны в Ираке. По его мнению, этот конфликт лишь отвлекает внимание и силы американцев от ведения войны с терроризмом.

Ранее Рэнд Биерс работал в команде Билла Клинтона, занимался аналитической работой в Госдепартаменте и Совете национальной безопасности. Ему удалось создать крепкую команду, состоящую в основном из бывших советников администрации президента Клинтона. В состав этой команды входят Дэниел Фельдман (Daniel Feldman), исполнявший обязанности руководителя отдела гуманитарной и международной деятельности в Совете национальной безопасности, а также Джонатан Уайнер (Jonathan Winer), занимавший высокий пост в Госдепартаменте при президенте Клинтоне.

Ключевой фигурой в команде Джона Керри является его давний друг и помощник Нэнси Стетсон (Nancy Stetson). 'Нэнси как никто другой знает Керри', - делится своими впечатлениями один членов команды кандидата в президенты.

Но, несмотря на такую внушительную поддержку, во многих вопросах господин Керри зачастую не нуждается ни в чьих советах. Являясь постоянным членом комитета по вопросам внешней политики в Сенате, он поддерживает тесные контакты с ведущими экспертами обеих партий. Долгое время он работал с сенатором Джоном МакКейном (John McCain), являющимся приверженцем республиканских взглядов. Вместе они помогли президенту Клинтону снять в середине 90-х торговое эмбарго с Вьетнама.

Кандидат в президенты проводит регулярные беседы с Ричардом Холбруком, занимавшим высокий пост в Госдепартаменте в период президентства Билла Клинтона, и Сэнди Бергером (Sandy Berger), советником Клинтона по вопросам национальной безопасности.

В случае избрания Джона Керри президентом Соединенных Штатов, он наверняка предложит кому-нибудь из этих политиков занять пост госсекретаря или советника по вопросам национальной безопасности.

Конечно, еще слишком рано делать какие-либо прогнозы, но кое-что все же можно предугадать с большой долей вероятности уже сейчас. 'Кто бы не занял Овальный кабинет в январе 2005 г., можно с уверенностью говорить о том, что главным вопросом, определяющим внешнюю политику, по-прежнему останется терроризм', - считает Нэнси Содерберг (Nancy Soderberg), бывший консультант президента Клинтона по вопросам национальной безопасности, работающий в настоящее время в Международной кризисной группе.

Полагаясь на опыт своих советников, Джон Керри в последнее время усилил критику действий президента, называя внешнюю политику, проводимую администрацией, непродуктивной и беспечной. В январе он высмеял отношения американских политиков с руководством Северной Кореи, сравнив их с 'ездой на карусели'. 'Они забрались на самую высокую лошадь, кричали и вопили, прокатились по кругу и в результате оказались на том же месте, откуда начинали', - заявил кандидат в президенты.

В штабе Керри рассчитывают достигнуть большего успеха в процессе ведения предвыборной кампании. Сейчас все силы и ресурсы Демократической партии направлены в помощь своему кандидату. 'Не забывайте, что всего лишь два месяца назад о них никто ничего не знал, и у них не было ни единого шанса', - отмечает бывший чиновник, работавший в администрации Клинтона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.