Год назад президент Буш (Bush) начал войну в Ираке. Большинство американцев ожидали быстрой военной победы, что и случилось. Однако, несмотря на весь оптимизм администрации в отношении последующего развития событий, нетрудно было предсказать, что после падения Багдада наступит очень сложный и очень опасный период. И сейчас мы находимся именно в таком положении, в котором и ожидали оказаться.

Тем не менее, важно помнить, что всего этого могло и не быть, если бы год назад мы знали то, что знаем сейчас. Неважно, насколько президент верил в предоставляемую Саддамом Хусейном (Saddam Hussein) угрозу - ему было бы гораздо труднее убедить американский народ в необходимости этой войны, если бы было известно, что Саддам Хусейн после первой войны в Заливе и после работы военных инспекторов Организации Объединенных Наций превратился в тигра без зубов. Программы по созданию оружия были закрыты, никаких угрожающих запасов вооружений у г-на Хусейна не было, администрация просто преувеличивала данные о них. Кроме того, не было и нет никаких доказательств того, что г-н Хусейн причастен к атакам 11 сентября 2001 года.

В данный момент нашей главной задачей должно стать улучшение нынешний тревожной ситуации. Даже наши европейские союзники, возражавшие против войны в Ираке, хотят наступления стабилизации в этой стране - хотя они и не считают, что именно Вашингтон является той силой, которая сможет этого добиться. Другой возможный вариант - скатывание Ирака в хаос и гражданскую войну, использование этой ситуации нечистоплотными ближневосточными политиками и террористическими группами - даже страшно и представить.

Сейчас хороший момент подвести итоги: какие цели были достигнуты, а какие нет, особенно принимая во внимание, что стремительно приближается день, когда Соединенные Штаты планируют передать управление Ираком лидерам трех крупнейших религиозных и этнических групп страны, которые продемонстрировали убедительные признаки того, что они могут сотрудничать между собой.

Суровая иракская реальность

На данном этапе вторжение в Ирак и свержение его лидера практически никак не способствовали прекращению терроризма. В Ираке, как и в Испании, Турции, Индонезии и в других странах, после пленения Саддама Хусейна нападения террористов не прекратились. По телевидению показывают жертвы взрывов в Багдаде и Басре, устраиваемых силами, сопротивляющимися американскому вторжению. Более того, война в Ираке перетягивает на себя и без того скудные ресурсы войны с террором в Афганистане и других местах.

Для многих иракцев свобода досталась слишком дорогой ценой. В Багдаде граждане выстраиваются в очереди перед офисами, в которых американские военные выплачивают компенсации за увечья и убитых родственников. Невинные мирные жертвы начатой г-ном Бушем войны буквально бесчисленны, так как Пентагон отказывается называть их количество.

И все же, есть и важные завоевания, которые дают основание надеяться на лучшее будущее.

Кровавый диктатор, пытавший и убивавший свой народ, и приносивший его благосостояние в жертву своим дворцам, пойман. Принята временная конституция, что является еще одним шагом к заложению основ демократии в Ираке. Возглавляемые Америкой усилия по восстановлению Ирака привели к тому, что некоторые службы сейчас работают лучше, чем при Хусейне, а иракцы довольны тем, как идут дела. Например, энергосистемы Ирака вырабатывают больше электричества, чем когда-либо.

Однако, есть и огромные недочеты. По данным американского Агентства по международному развитию, в Ираке сейчас на треть меньше питьевой воды, чем было при Саддаме. А темпы восстановления водоснабжения охлаждают отношение некоторых иракцев к американским войскам. В то время как некоторая доля разочарования иракцев была неизбежна, наблюдается ничем не объяснимое неудовлетворительное планирование оккупации администрацией Буша, которая, судя по всему, сама верит в свои рассказы об американских солдатах, которых встречают цветами как освободителей.

Так называемые точечные бомбардировки действительно не нанесли большого ущерба мирным территориям Ирака, однако в апреле прошлого года американские войска вошли в Багдад в количестве, недостаточном для предотвращения саботажа и мародерства. Кроме того, американские власти при президентах из обеих партий закрывали глаза на мирные жертвы экономических санкций, на протяжении 13-ти лет действовавших против Ирака. Администрация Буша была не готова к полному краху Ирака и к ужасному состоянию коммунального хозяйства.

Нагрузка на американскую армию

Способность американской армии справляться со всеми этими задачами - и содействовать построению новой демократии - на этой неделе уменьшится. Американские военные, число которых снизится со 130 тысяч до 110 тысяч, просто не смогут осуществлять оккупацию.

Около трети из 480 тысяч военнослужащих американской армии, находящихся на действительной военной службе, находятся за рубежом. Ротации производятся так часто, что некоторые из частей, которые принимали участие в захвате Ирака, в этом году вернутся в Ирак снова - а это сказывается на качестве подготовки и боеготовности. Резервисты и Национальная Гвардия несут огромную нагрузку. Хотя направление в Ирак новых войск не является решением всех проблем, Соединенным Штатам нужна армия, в которой на действительной службе будет находиться больше военнослужащих, чем сейчас.

Для Ирака единственным выходом будет, если ООН окажет ему помощь миротворческими и полицейскими силами из таких стран, как Франция, Индия, Бангладеш, Россия и арабские государства. Эти страны могут сделать гораздо больше, чем силы, предоставляемые нынешними союзниками США, однако они не начнут действовать, пока не увидят, что ООН обрела действительную власть, благодаря которой военная оккупация превратится в международную деятельность по восстановлению Ирака.

Возмещение дипломатического ущерба

Чтобы заручиться сотрудничеством Франции и России, администрации Буша необходимо будет со всей серьезностью подойти к вопросу передачи реальной ответственности в Ираке Организации Объединенных Наций и НАТО. ООН уже без колебаний готова принять ведущую роль в Ираке.

Администрация Буша еще практически ничего не сделала, чтобы начать возмещать ущерб, нанесенный ее односторонним стремлением начать войну. А то, что общественность и иностранные лидеры узнают о подготовке вторжения, только ухудшает ситуацию.

Упросить политического лидера вступить в войну несмотря на отрицательное отношение подавляющего большинства населения - сложная задача. Прибавьте сюда настроение общества, которое чувствует себя обманутым - и вы получите политический взрыв. Большинство американцев считает, что войну стоило начинать хотя бы ради свержения ужасного диктатора - и сейчас, когда стало ясно, что прежние поводы для войны оказались беспочвенными, Буш стал пользоваться этим аргументом. Однако в Европе по прежнему преобладает отрицательное отношение к вторжению в Ирак. Вице-президент Дик Чейни был не прав, когда он обвинил испанцев в том, что они хотят выйти из войны в Ираке до того, как ООН обретет более значимую роль. Абсурдно говорить, что испанский народ потакает [террористам] - это только еще больше способствует изоляции Вашингтона.

Редакция "The New York Times" активно возражала против вторжения в Ирак без международной поддержки. События, произошедшие с того момента, когда г-н Буш решил начать войну, имея только Англию в качестве главного союзника, только доказали безрассудство такого авантюризма.

Стабильность для расколотого Ирака

До 30 июня, когда Соединенные Штаты надеются передать управление Ираком в руки иракцев, осталось 100 дней. Соединенные Штаты пока не разработали формулу того, что в прошлом казалось вообще невозможным: как заставить шиитское большинство, суннитское меньшинство и курдов-сепаратистов пойти на реальные уступки и начать сотрудничать в деле управления Ираком.

При условии отсутствия атмосферы доверия и готовности к компромиссам любая форма настоящей демократии в избирательном процессе усилит шиитов, уменьшит влияние суннитов и вновь отдаст курдов, которые давно хотят выйти из состава Ирака, на милость народа, которому они не доверяют.

Одним из временных решений может быть установленный извне федерализм или международное попечительство. И то, и другое, скорее всего, вызовет активное недовольство иракцев. Какая бы модель ни была разработана, она должна осуществляться не Вашингтоном в одиночку, а международными органами.

В каком-то смысле будущий премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро (Jose Luis Rodriguez Zapatero) оказал г-ну Бушу услугу, когда сказал, что выведет из Ирака испанские войска, если ООН не получит более значимую роль после 30 июня. На самом деле он дал президенту Бушу время разработать план и договориться о сотрудничестве с теми странами, которые могут предоставить реальные силы. Мы надеемся, что президент использует это время для того, чтобы планы следующих шагов были составлены лучше, чем планы оккупации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.