Он яростно борется с коррупцией, увеличивает размер пенсий, самолет в буквальном смысле стал его вторым домом - многим казалось, что нового президента Грузии Михаила Саакашвили ничто не может остановить после того, как он вступил в свои полномочия в январе этого года. Однако на этой неделе ему все же пришлось ненадолго остановиться после того, как перед ним закрыли границу Аджарии. Эта мятежная провинция представляет собой важную в стратегическом отношении часть грузинской территории и находится во власти преданного союзника России - Аслана Абашидзе. Но уже через несколько дней напряженного противостояния господин Саакашвили объявил, что он решил и эту проблему.

Аджария является одной из трех провинций Грузии, где власть Тбилиси очень слаба или не признается вообще. Тем не менее, это пока что единственное место на территории бывшей союзной республики, где удалось избежать кровопролития. В ее лице новый президент видит угрозу своему обещанию воплотить идею создания единого грузинского государства не только в теории, но и на практике. События, развернувшиеся вокруг этого небольшого клочка грузинской территории, также лишний раз показывают характер отношений Грузии с недавно переизбранным на второй срок президентом России Владимиром Путиным.

Что же на самом деле привело к возникновению кризиса? Михаил Саакашвили с самого начала своего пребывания на посту президента заявил, что не собирается продолжать политику своего предшественника, который не вмешивался в дела Аджарии и закрывал глаза на ее мнимую независимость. Напряженность возросла, когда правоохранительные органы в Тбилиси стали аккуратно прощупывать ряд компаний, которые подозревались в отмывании денег. Предполагается, что руководство этих компаний тесно связано с родственниками господина Абашидзе, многие из которых занимают руководящие посты в регионе. В связи с этим в самой Аджарии представители оппозиции и журналисты подверглись нападкам, грозящим перерасти в физическую расправу. После того, как две недели назад был жестоко избит репортер из Тбилиси, расследующий деятельность родственников Аслана Абашидзе, господин Саакашвили наконец потерял терпение. 'Я установлю контроль над Аджарией', - торжественно объявил он. 14 марта он предпринял смелую попытку проехать на территорию региона под предлогом ведения агитации в рамках парламентских выборов, которые состоятся 28 марта. Но вооруженные сторонники Аслана Абашидзе заблокировали границу.

Аджарский лидер, находившейся в это время в Москве с визитом, не преминул воспользоваться случаем и попросил помощи у командования российского контингента, расположенного в столице Аджарии - Батуми (одной из военных баз советских времен, которую Михаил Саакашвили безуспешно пытается закрыть). Грузинский президент отреагировал на это следующим образом - заморозил банковские счета Абашидзе и его окружения, блокировал транспортное сообщение (лидер Аджарии возвращался из Москвы транзитным рейсом через Турцию) и поднял по тревоге войска и флот. На следующий день он приостановил все банковские операции в Аджарии и приказал арестовать некоторых из сторонников Аслана Абашидзе.

Россия долгое время оказывала поддержку двум другим мятежным грузинским провинциям - Абхазии и Южной Осетии. На территории этих двух провинций проживают этнические группы, отличающиеся по своему историческому происхождению от православных грузин. Что касается Аджарии, то здесь, несмотря на единство языка и культуры с остальной грузинской территорией, большая часть населения исповедует ислам. Однако по сравнению с другими провинциями Аджария никогда не стремилась к отделению, а хотела получить статус автономии. По мнению Федора Лукьянова, редактора журнала 'Россия в мировых процессах', освещающего на своих страницах проблемы внешней политики, у Москвы нет 'ни малейшего намерения создать еще одну горячую точку'. Даже если это и является правдой, степень вмешательства России в дела региона настолько велика, что у грузин постоянно возникает горькое чувство dejа vu.

Как уже не раз бывало в прошлом, Москва ведет себя в данной ситуации весьма противоречиво. Сначала руководство Росси обвинило Михаила Саакашвили в том, что он пытается свергнуть Аслана Абашидзе. Потом последовало заявление о том, что Россия, а следовательно и ее вооруженные силы, будет сохранять нейтралитет. Мэр города Москвы Юрий Лужков вылетел в Батуми, чтобы поддержать своего аджарского 'друга и брата'. По словам самого мэра, он действовал по собственной инициативе, но чуть позже министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что господин Лужков будет выполнять функции посредника между двумя сторонами ('Это не значит, что никто другой больше не может быть его братом', - шутливо заверил он одного из грузинских журналистов). Советник по вопросам национальной безопасности Грузии в свою очередь незамедлительно вылетел в Москву.

Кажется, никто не хочет развития вооруженного конфликта. Несмотря на американскую программу боевой подготовки, грузинские вооруженные силы еще слишком слабы, а гарнизон в Батуми, судя по всему, поддерживает Аслана Абашидзе. Постановление о закрытии батумского порта, в случае его продления, неблагоприятным образом скажется для всей Грузии. Американцы встревожены разговорами в Азербайджане о наличии 'определенных препятствий', которые могут возникнуть при строительстве нефтепровода, частично проходящего через территорию Грузии.

18 марта Михаил Саакашвили наконец-то встретился с Асланом Абашидзе в Батуми - кортеж автомобилей грузинской делегации был пропущен через границу. После встречи сияющий президент Грузии объявил о том, что между двумя лидерами больше нет разногласий. Аджарский лидер в свою очередь отметил, что 'нет таких проблем, которые невозможно было бы решить'. Тем не менее, если тучи и рассеялись в этом раз, то только для того, чтобы снова сгуститься, ибо отношения с мятежной провинцией будут постоянно напоминать о себе грузинскому президенту, которому еще только предстоит набраться опыта, необходимого для того, чтобы манипулировать политиками в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.