Кондолиза Райс является советником президента США по национальной безопасности

Террористическая сеть "Аль-Каиды" угрожала Соединенным Штатам в течение почти целого десятилетия перед нападениями 11 сентября 2001 года. На всем протяжении этого периода, в течение 8 лет правления администрации Клинтона (Clinton) и первых 8 месяцев правления администрации Буша-младшего (George W. Bush) до 11 сентября, правительство США изо всех сил пыталось противодействовать угрозе со стороны "Аль-Каиды".

В период передачи власти команда, ответственная за национальную безопасность в администрации новоизбранного президента Буша-младшего, была проинформирована об усилиях администрации Клинтона в борьбе с "Аль-Каидой". Президент и его главные помощники, ответственные за национальную безопасность, хорошо понимали серьезность этой угрозы. Реагируя на мою просьбу относительно президентской инициативы, команда по контртерроризму, которая досталась нам в наследство от администрации Клинтона, предложила несколько идей, некоторые из которых витали в воздухе с 1998 года, но не были приняты. Однако никакого плана борьбы с "Аль-Каидой" новая администрация не получила.

Мы приняли ряд этих идей. Мы выделили больше ассигнований на контртерроризм и разведку. Мы нарастили наши усилия по отслеживанию и пресечению деятельности источников финансирования "Аль-Каиды. Мы усилили американскую поддержку антитеррористических усилий в Узбекистане.

Мы ускорили программу установки вооружения на беспилотный самолет-разведчик "Predator" с тем, чтобы можно было с большей точностью атаковать террористов. Но "Predator" был сконструирован для ведения наблюдения, а не для доставки к целям боеприпасов. Вооружение этого самолета-разведчика было связано с многочисленными техническими трудностями и требовало продолжительных испытаний. Официальные представители вооруженных сил и разведывательного сообщества согласились с тем, что вооруженный "Predator" просто не готов к тому, чтобы принять его на вооружение ранее осени 2001 года. В любом случае, "Predator" не являлся той "серебряной пулей", которая могла бы уничтожить "Аль-Каиду" или предотвратить события 11 сентября.

Мы также изучали вопрос о скромном увеличении ассигнований Северному альянсу (Афганистана) весной 2001 года. В то время Северный альянс явно не собирался прочесать весь Афганистан и разделаться с "Аль-Каидой". Он все еще не оправился от поражения и удерживал под своим контролем менее 10% территории страны. Только усиление американской воздушной мощью, а также войсками специального назначения и офицерами разведки США на земле позволило Северному альянсу в конце 2001 года провести историческую наступательную операцию. Мы включили эту идею в нашу более широкую стратегию вооружения племен по всему Афганистану с целью разгрома движения "Талибан".

Давайте внесем ясность. Даже самые ярые сторонники этих идей не осмеливались утверждать, что данные идеи, даже в своей совокупности, позволили бы уничтожить "Аль-Каиду". Мы полагали, что представленные нам идеи в совокупности являлись недостаточными для той стратегии, которую стремился выработать президент Буш-младший. Президенту было нужно нечто большее, чем просто перечень идей для обуздания деятельности "Аль-Каиды" или сдерживания (террористической) угрозы. Придя во власть, мы сразу начали формулировать всеобъемлющую новую стратегию "ликвидации" сети "Аль-Каиды". Президенту хотелось чего-то большего, чем эпизодические ответные удары крылатыми ракетами. Он мне сказал, что ему "надоело наносить мощные удары по мухам".

Весной и летом 2001 года команда, ответственная за национальную безопасность, разработала стратегию уничтожения "Аль-Каиды", которая была рассчитана на несколько лет. В нашей стратегии были задействованы все элементы национальной мощи, чтобы разрушить эту (террористическую) сеть, а не просто реагировать на отдельные нападения мероприятиями правоохранительных органов. Нами предусматривалось военное нападение на руководство "Аль-Каиды" и "Талибана", на наземные силы и другие объекты - перенос войны на территорию противника. Стратегия фокусировалась на критически важных связях между "Аль-Каидой" и "Талибаном". Мы намеревались заставить талибов прекратить предоставлять убежище "Аль-Каиде", а в случае, если они откажутся к нам прислушаться, мы планировали достаточные военные варианты для свержения режима талибов. Эта стратегия фокусировалась на ключевой роли Пакистана и необходимости принудить Пакистан отказаться от его поддержки талибов. Именно это стало первым документом администрации Буша-младшего по внешнеполитической стратегии - не Ирак, не Договор об ограничении систем противоракетной обороны, но уничтожение "Аль-Каиды".

Перед 11 сентября мы осуществляли тщательный мониторинг угроз нашей стране. Президент Буш-младший возродил практику ежедневных встреч с директором Центрального разведывательного управления США, встреч, на которых присутствовала и я. И я регулярно проводила личные встречи с Джорджем Тенетом (George Tenet), на которых часто обсуждались отдельные аспекты контртеррористической деятельности.

В течение всего лета разговоры в разведывательном сообществе фокусировались почти исключительно на потенциальных нападениях на зарубежных территориях. Тем не менее, мы просили сообщать о любых признаках угроз у себя дома и инструктировали нашу контртеррористическую команду, чтобы она тесно координировала свою деятельность с агентствами, ответственными за внутреннюю безопасность (Америки), и принимала предупредительные меры. Федеральное бюро расследований (ФБР) и Федеральное управление гражданской авиации США оповестили авиаперевозчиков, аэропорты и местные власти о потенциальной угрозе нападений на американцев.

Вопреки тому, что говорят некоторые, мы не получили никаких разведывательных данных о том, что террористы готовят нападения на нашу страну с использованием самолетов как ракет, хотя некоторые аналитики высказывали предположения, что террористы могут захватывать воздушные суда, чтобы попытаться добиться освобождения удерживаемых в Соединенных Штатах террористов. Федеральное управление гражданской авиации США даже предостерегло авиаперевозчиков и персонал безопасности на воздушном транспорте, что "по-прежнему вызывает озабоченность возможность захвата террористами воздушных судов с целью добиться освобождения террористов, которые находятся в тюрьмах США".

Мы сегодня знаем, что действительная угроза наличествовала в Соединенных Штатах, по меньшей мере, с 1999 года. Заговорщицкий план нападения на Нью-Йорк и Вашингтон разрабатывался в течение почти 2 лет. По данным ФБР, к июню 2001 года в Америке уже находились 16 из 19 будущих угонщиков 11 сентября. Даже если бы нам было точно известно, где скрывается Усама бен Ладен (Osama bin Laden), и у нас были бы вооруженные самолеты "Predator", чтобы его атаковать, угонщики самолетов 11 сентября почти наверняка осуществили бы свой план. То же самое было бы, если бы Северному альянсу каким-то образом удалось свергнуть режим талибов; угонщики самолетов 11 сентября по-прежнему были бы здесь, в Америке, а не в Афганистане.

Президент Буш-младший принял быстрые меры по объединению и координации наших усилий с целью обеспечения безопасности страны. Он трансформировал ФБР в организацию, главной задачей которой является поимка террористов и предотвращение будущих нападений. Президент и конгресс США, приняв Закон о патриотизме, разрушили правовые и бюрократические преграды, до 11 сентября мешавшие нашим разведывательным службам и правоохранительным ведомствам собирать и обмениваться важной информацией об угрозе. Те, кто сегодня выступает за отмену Закона о патриотизме, хотят, чтобы мы позабыли важный урок, преподнесенный нам 11 сентября.

Сразу же после нападений президент, как и все американцы, хотел знать, кто несет за это ответственность. Было бы безответственным не задавать вопросы о всех возможных связях террористов, включая иракские - ибо эта страна поддерживала терроризм и пыталась убить одного бывшего президента. Когда ему сообщили, что нет свидетельств того, что Ирак несет ответственность за нападения, президент 17 сентября заявил Совету национальной безопасности, что Ирак не фигурирует в его планах, и что первоначальной реакцией США на нападения 11 сентября станут удары по "Аль-Каиде" и талибам в Афганистане.

Благодаря проницательности и мудрому руководству президента Буша-младшего наша страна стала более безопасной. Мы выигрывали сражения в войне с террором, однако сама война далека от окончания. Но как бы долго нам ни пришлось воевать, наша великая нация победит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.