Пол Кеннеди (Paul Kennedy), великий историк империй, любит напоминать своей аудитории, что Джордж Буш (George Bush) во время учебы в Йельском университете изучал историю - однако он не говорит, читал ли тот исторические книги. Как бы то ни было, после событий 11 сентября, установив в Овальном кабинете бюст Черчилля (Churchill), президент Буш, судя по всему, вспомнил о своих университетских годах. История входит в моду в Белом доме. Более того, вся внешняя политика Буша основывается на таком изложении прошлого Америки, в основе которого лежит принцип свободы.

После начала "войны с террором" Пентагон старается избегать упоминания слова "империя". Нам говорят, что неоконсерваторами движет не наращивание американской мощи, но стремление к тому, чтобы звезда свободы ярко светила над всем миром. В 2003 году в Послании Конгрессу о положении в стране президент Буш заверил свою всемирную аудиторию в том, что Америка стремится "осуществлять свою власть без завоеваний".

Хотя глашатай неоконсерваторов Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer) заявил о том, что Америка является "доминирующей державой в мире, более влиятельной, чем любая держава со времен римской империи", а глава временной администрации Ирака Пол Бремер (Paul Bremer) с каждым днем все больше становится похожим на наместника короля, Белый дом твердо стоит на том, что война с террором отличается от колониальных амбиций колониальных держав прошлого. Наоборот, администрация Буша озабочена претворением в жизнь идеалов американской революции.

Однако, несмотря на то, что книжные магазины США заполнены биографиями Джорджа Вашингтона (George Washington), Джона Адамса (John Adams), Бенджамина Франклина (Benjamin Franklin) и Томаса Джеферсона (Thomas Jefferson), усвоенное из всего этого Белым домом мало отличается от того, как Мэл Гибсон (Mel Gibson) интерпретирует историю в своем фильме "Патриот". Для Гибсона революция - это борьба за свободу от ужасных англичан.

Неоконсерваторы восприняли эту историю буквально, а затем сделали этот принцип универсальным. Завоеванная отцами-основателями в 18-м веке свобода является для пентагоновских ястребов ценностью всемирного значения. Как сказал президент Буш: "Если эти ценности достаточно хороши для нашего народа, то они должны быть достаточно хороши и для других народов". А как отметил придерживающийся республиканских взглядов мыслитель Пол Крейг Робертс (Paul Craig Roberts), именно универсальность наделяет американские принципы исключительным правом на добродетель. И Америке, как добродетельной стране, надлежит распространять эти идеалы по миру.

Президент, несомненно, чувствует руку истории и представляет себя Черчиллем наших дней. Недавно во время посвященной Черчиллю выставки в библиотеке Конгресса США Буш поставил себя в один ряд со своим героем, заявив: "Мы - наследники традиций свободы, защитники независимости, совести и достоинства каждого человека".

Именно это чувство моральной чистоты предназначено для того, чтобы отличать неоконсерваторов от обычных старых консерваторов. В то время как такие персоны, как Киссинджер (Kissinger) и Никсон (Nixon), с радостью шли на сговор с террористами и поддерживали диктаторские режимы, заместитель министра обороны Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz) и советник по национальной независимости Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) не допустят подобного предательства американского наследия. Именно эта историческая добродетель лежит в основе недавно запущенной президентом Бушем "стратегии распространения свободы на Ближнем Востоке". Вместо поддержки коррумпированных, но дружественных арабских режимов, показательной чертой американской дипломатии в регионе станут демократия и свобода. "На протяжении долгого времени американская политика не замечала, как подавляют и угнетают мужчин и женщин, - заявил лидер свободного мира. - Теперь эта эра закончилась".

Даже если отставить в сторону факт поддержки Соединенными Штатами некоторых довольно недемократических режимов в богатом нефтью Каспийском , вмешательство Кондилизы Райс в венесуэльские выборы, или решение о переносе выборов в Ираке, во взглядах неоконсерваторов все равно имеется фундаментальная историческая проблема.

По своей политической сути американская революция имела очень ограниченное понятие свободы: свобода - это право собственника демонстрировать свое богатство так, как он считает нужным. Многие революционеры просто хотели, чтобы к ним относились как к англичанам.

Более того, собственность, которую большинство отцов-основателей хотели защитить, представляла собой рабовладельческие хозяйства. Одной из наименее известных сторон войны за независимость является черный лоялизм, который заключался в том, что десятки тысяч рабов перешли на сторону англичан и сформировали Эфиопский полк, Черную бригаду и отряд Черных пионеров. Американские рабы считали, что свободу им обеспечат именно англичане.

Морально чистые политики, несомненно, обладают привлекательностью, и после отступничества клинтоновской эпохи в повестке дня Буша есть некоторая освежающая искренность. Однако если бы президент знал историю немного лучше, он мог бы понять всю сложность прошлого - и продемонстрировать некоторую сдержанность в настоящем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.