Администрация Буша тщательно подготовилась к встрече недели годовщины начала иракской войны, немало было сделано, чтобы выставить ее в позитивном ключе. На деле же получилось наоборот: мировая общественности еще раз убедилась, что оккупационная фаза иракской кампании привела лишь к серьезным проблемам, а ситуацию становится все труднее держать под контролем.

События в Испании нанесли тяжелый удар по политической линии Соединенных Штатов и доказали несостоятельность утверждения, что оккупация Ирака находит одобрение среди союзников Америки. Последовавшая нерешительная реакция Голландии, Польши и Южной Кореи также показала шаткость коалиции. Визит госсекретаря США Колина Пауэлла в Багдад задумывался как триумфальная демонстрация контроля США над ситуацией в Ираке. Попытка провалилась, когда арабские и некоторые другие журналисты покинули его пресс-конференцию в знак протеста против убийства американскими военными двух журналистов телекомпании Аль-Арабиа. Примечательно, что в то время как по всему миру прокатилась волна массовых протестов против оккупации Ирака, в самом Ираке никто не стал устраивать акции в поддержку Америки.

Сторонники войны заявляют, что ожидающийся вывод испанского контингента из Ирака является подтверждением победы террористов. Но на самом деле все наоборот: война в Ираке, длящаяся вот уже целый год, спровоцировала усиление активности террористов. Вывод испанских войск не имеет ничего общего с участием Испании в войне с терроризмом: этот тезис был основным в избирательной кампании социалистов. 90% населения было против войны. Политика нового премьер-министра - борьба с терроризмом без участия в иракской войне, и поддержка участия ООН в разрешении иракской проблемы - как раз то, что нужно для укрепления безопасности в мире.

Аналогичное желание других стран, направивших контингенты своих войск в Ирак, и в большей степени со стороны США, передать решение иракского кризиса международной организации значительно содействовало бы успеху международной борьбы с терроризмом. Военные действия в Ираке поставили под сомнение саму легитимность такой борьбы и спровоцировали сильнейшую негативную реакцию среди мусульманского населения всех стран, без поддержки которого победить терроризм невозможно. После 11 сентября сочувствие мусульман, даже враждебно настроенных к США, быстро сменилось негодованием, когда Америка в одностороннем порядке предприняла военные действия без какой бы то ни было попытки решить проблемы, стоящие за терроризмом.

Нападение на Ирак под предлогом борьбы с терроризмом закрепило в сознании многих людей мнение, что эта кампания явилась воплощением желания США сокрушить ислам и ослабить мусульманские государства. Это подвигло многих к участию в террористических организациях и привело к небывалому уровню нестабильности. Сенатор Джон Керри, кандидат в президенты от демократической партии, обвинил администрацию Буша две недели назад за 'создание террористов там, где их не было'.

Фаза оккупации Ирака не принесла Америке плодов, кроме тех, которые были достигнуты силой и оружием. Почти все столь восхваляемые достижения США оказываются иллюзией, будь то поимка Саддама Хусейна, уничтожение его сыновей, передача полномочий по обеспечению безопасности новым иракским войскам или договор от 1 марта о временной конституции, который Буш и проконсул США Пол Бремер охарактеризовали как значительное политическое достижение в деле строительства демократии в Ираке. Похоже, кто-то забыл сказать Временному правительству коалиции, что 12 из 13 шиитских членов правительственного совета, назначенного США, не признали важнейшие положения только что подписанной ими временной конституции и пообещали добиться их пересмотра. Поэтому то, что президент Буш нарек 'исторической вехой на длинном пути иракского народа от тирании и насилия к свободе и миру', Великий Аятолла Мохаммед Таки аль-Модареси (Mohammed Taqi al-Modaresi) считает 'бомбой замедленного действия, которая спровоцирует гражданскую войну'.

Великий Аятолла Али аль-Систани (Ali al-Sistani), де-факто лидер Ирака, первым указал на одну антидемократическую уловку во временной конституции. Дело в том, что основная статья составлена так, что избранным членам иракского правительства будет весьма проблематично вносить поправки к положениям, составленным правительственным советом (в Ираке его почти не поддерживают), так как для блокирования поправки будет достаточно лишь 3 (из 18) губернаторских голосов. Не удивительно, что Америка так сильно противилась требованию Систани провести демократические выборы правительства - заокеанские 'коллеги' не считают, что Ирак заслуживает 'суверенитета' до 30 июня. Во всех этих противоречиях, обрекших оккупацию на провал, прослеживается тонкая ирония: с одной стороны великий аятолла ратует за выборы и демократический процесс создания конституции, с другой - правящие во имя свободы американцы изворачиваются как ужи на сковороде, лишь бы оставить своих ставленников во властных структурах Ирака еще почти на год.

Последний кризис разразился в 2 марта. Тогда на торжествах в Ашуре погибло более 200 шиитов, что само по себе могло спровоцировать гражданскую войну. Но иракцы продемонстрировали завидную политическую зрелость, не поддавшись на эту провокацию. Гибель людей, однако, еще раз продемонстрировала самую большую неудачу американцев - неспособность решить важнейшую для большинства иракцев проблему вопиющего дефицита безопасности. После своего визита в Багдад в прошлом месяце Лахдар Брахими (Lakhdar Brahimi), дипломатический представитель, которого США хотели бы видеть в качестве следующего представителя ООН в Ираке, сделал акцент на данном вопросе. 'Нестабильность продолжает угрожать народу Ирака', - заявил он, обратив внимание и на другие дестабилизирующие явления: массовая безработица, крушение иллюзий и растущее недовольство, а также то, что политический процесс сосредоточен в руках кучки лиц 'разной степени надежности'. Он также заявил, что в Ираке 'укореняется сектантство, межобщинная политика становится более радикальной'.

Принимая во внимание постоянное ухудшающуюся ситуацию в плане безопасности, удивительно, что согласно данным социологического опроса 'Би-Би-Си' 70% иракцев оптимистично смотрят в будущее. Как вчера сообщила все та же 'Би-Би-Си', 'на улицах страх буквально осязаем'. В любом случае, любому иракцу неанонимный опрос в условиях оккупации показался бы подозрительным. На счет этого опроса имеются также и другие сомнения, особенно касательно вопроса репрезентативности опрошенной группы, а также почему респондентов не спросили их мнение по поводу оккупации.

Известно, что теракты в Ашуре были совершены непримиримыми террористами, тем не менее политика США способствует укреплению сектантских тенденций в стране. Например, Америка организует политическую жизнь в Ираке исходя из количества мест занимаемых определенными религиозными, этническими и племенными группами в правительственном совете.

Война и оккупация Ирака, на основании того, что вновь избранный премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Запатеро (Jose Luis Rodriguez Zapatero) назвал 'ложью', продолжает сильно вредить мировой безопасности и интересам США. Даже в самом удачном варианте развития событий, Ирак неизбежно придет к полу-клерикальному режиму, который будет охотно поддерживать близкие отношения с Ираном, а это не то, чего хочет Америка. Для США необходимость смены курса действий встала еще острее с победой социалистов в Испании. Ирак ходит по лезвию ножа, большинство граждан этой страны терпят гораздо большие лишения, чем на протяжении 13 лет экономических санкций. Неспособность США обеспечивать безопасность в Ираке, не говоря о том, чтобы контролировать ход его бурного политического становления, которое определит будущее этой страны, может вылиться в перманентный конфликт.

Некоторые надеялись, что ООН наконец будет допущена к решению проблемы Ирака, когда Вашингтон обратился к Кофи Аннану с просьбой разрешить спор Бремера и Систани по поводу выборов. Возможно, события в Испании заставят США задуматься о том, как добиться большей поддержки у международного сообщества. Однако, у Америки осталось не так много времени, чтобы пересмотреть свои цели в Ираке и добиться помощи от тех, кто гораздо более компетентен в вопросах урегулирования кризисных ситуаций.

Салим Лоун вплоть до осени прошлого года занимал пост директора по связи при миссии ООН в Багдаде.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.