Проведенная Шароном операция по устранению шейха Ахмеда Ясина, основателя движения Хамас, и его сподвижников довела положение в Палестине до точки кипения.

Правительство Шарона не скрывало своего намерения уничтожить Ясина, как и других символических фигур палестинского вооруженного сопротивления, однако прежде убить Ясина не удавалось. Была предпринята неудачная попытка устранить Ахмеда Ясина в Газе, которая привела к жертвам, но в тот раз Ясину удалось спастись. Тогда были уничтожены Исмаил Абу Шанаб и ряд других лидеров Хамас.

Дело не ограничивалось противостоянием с палестинцами. Так, в Ливане Израиль не смог добиться желаемых результатов убийством активистов партии Хезбалла Аль-Мусави, Рагеба Харба или похищением Ад-Дейрани и Убейда. В результате этих действий ливанское сопротивление окрепло, а партия Хезбалла значительно усилилась и добилась ряда побед на Израилем: был осуществлен вывод израильских войск с юга Ливана, возвращено большое число пленных, вызвано замешательство в израильском обществе и т.д.

Преднамеренные убийства, которые Израиль недавно совершил на палестинской территории, стали фактором, способствовавшим росту палестинского сопротивления; более того, израильтянами подчас уничтожались палестинские лидеры, которые могли вести переговоры с Израилем по политическим решениям. В результате же террористических акций обстановка осложнилась и язык возможных переговоров сменился языком вражды и мести.

В свете последних событий следует ожидать, что Хамас станет более радикальным. Это же можно отнести ко всему палестинскому лагерю, противостоящему идеям Мадрида и Осло. Более того, убийство шейха Ахмеда Ясина увеличит численность этого лагеря, и израильтянам следует ожидать усиления активности палестинцев.

Израиль, без сомнения, военизированное государство, однако невозможно постоянно и бесконечно опираться только на силу оружия. Бывают случаи, когда оружие теряет эффективность, и это когда-нибудь станет понятно израильским экстремистам, они убедятся, что нет альтернативы политическому решению. Как бы Израиль ни наращивал силы, какие бы покушения ни организовывал, он останется часть Ближнего Востока, а не частью Карибского бассейна или Северной Европы. Это — его судьба, это — наша судьба, мы ее не желаем, она нас не желает, ну и что из этого?

Если это — полувековая объективная реальность, на которой родились и выросли поколения в Израиле и арабском мире? Или Израиль действительно полагает, что палестинский народ исчезнет или его дело умрет, если будут убиты его лидеры, а сам он будет существовать под угрозой уничтожения? Если в голове Шарона рождаются такие мысли, то они более чем далеки от реальности.

Напротив, несмотря на нежелание некоторых арабов признавать это, Израиль стал вполне материальным фактом, государством, признанным большинством стран мира. Оно не исчезнет в результате операций Хамаса, Джихада или Народного фронта. И дело не в том, отрицаем мы Израиль или принимаем его, это — объективная реальность. Те израильтяне, которых опьянила сила, не хотят признавать существование палестинского народа с его надеждами, чаяниями и правами, его желанием жить в своем государстве на своей земле, они не понимают, что ни израильский гнет, ни израильская военная машина, ни убийства, ни репрессии не уничтожат этот народ и не заставят его принять израильские условия. Есть непонимающие эту объективную реальность как у них, так и у нас.

Убийство шейха Ясина, несмотря на всю его трагичность, возможно, приведет к переменам в судьбе палестинцев, поможет человечеству, а не только правительствам, понять, что долготерпение и кровопролитие должны когда-то закончиться. Палестинская проблема взывает к совести мира и человеческой морали, люди через века вспомнят меру угнетения и страданий, выпавшую на долю палестинцев.

Что же после?

Шарон полагает, что Хамас исчезнет после этой операции, и операции самоубийц в Израиле прекратятся? Если он так считает, то это показывает степень влияния военного решения проблемы на израильский правящий класс. Очевидно, что операции и убийства будут продолжаться, поскольку ключ к их устранению еще не задействован. Этот ключ — мир и только мир.

Осуществлять политическую блокаду палестинского вооруженного сопротивления можно в определенных границах. Каждое действие имеет определенный потенциал, который постепенно вырабатывается. Военная активность имеет свой предел. Есть язык и зубы, стол и ружье, военные и политики, и в конце концов человечество предпочитает жить без войн и крови. Вид крови должен быть исключением, но не правилом.

В нынешней напряженной обстановке мы не должны скатиться в бездну усиления экстремизма и прислушиваться к голосам, призывающим увековечить политическую борьбу с Израилем, придав ей религиозный характер. Основой противостояния арабов с Израилем является несколько политических проблем и не следует придавать им религиозную окраску. Развивая наши противоречия с евреями, основываясь на том, что они враги Аллаха, мы только потеряем и проиграем. Всевышний Аллах упомянул Иуду (по-арабски созвучно слову 'евреи'), а не всех евреев. Евреи являются частью человечества со своим прошлым, настоящим и будущим, на них оказывали воздействие перемены, связанные с местом и временем, а не игра слепого случая.

Мы должны выиграть нашу моральную и культурную битву с Израилем до того, как победим в вооруженном столкновении или в политической борьбе. Поражение в военном или политическом столкновении — дело несложное и определено для них судьбой, но поражение моральное и культурное — это трагедия. Давайте будем бороться с ними интеллектуально и превзойдем их нашей культурой. Можно выиграть моральное сражение, не потеряв политических прав. Пример тому — Ганди.

Милосердие Аллаха шейху Ясину, храни Аллах палестинский народ!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.