БЕРЛИН. - Последний номер еженедельного журнала 'Шпигель' (Der Spiegel) вопрошает: 'Получается что-нибудь в этой стране делать хорошо, кроме как расфасовывать мусор по пакетам?', а передовая статья и вообще утверждает: 'Германия - это шутка'.

Впрочем, дальше в статье говорилось, что даже мусор, разделенный по разным контейнерам, в конце концов, снова сбрасывают в одну кучу, а в то время, когда вся страна, не исключая и высших государственных чиновников, говорит о спаде в масштабах всей нации, немецкий парламент зря тратит время на обсуждение таких важных законопроектов, как субсидии на проездные билеты в транспорте или новые правила утилизации консервных банок.

Все страны рано или поздно проходят через период недомогания, как сказал однажды Джимми Картер о Соединенных Штатах (наверно, поэтому и не удержался в президентах), и Германия явно находится как раз в таком состоянии. Не кто-нибудь, а сам Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt), бывший канцлер и член Социал-демократической партии (т.е. той же партии, к которой принадлежит нынешний канцлер Г. Шредер - пер.), сказал в недавнем интервью еженедельнику 'Цайт' (Die Zeit): 'Нет практически ни одной области, где достижения Германии были бы выдающимися'.

Хорст Келлер (Horst Koehler), президент Международного валютного фонда, сейчас сменяющийся со своего поста и почти со стопроцентной вероятностью готовый занять пост президента Германии (в Германии всей полнотой власти обладает федеральный канцлер, а президент имеет в основном представительские функции - пер.), обвинил Шмидта в излишнем пессимизме. Сам г-н Келлер, правда, в этом же интервью не выглядел очень уж оптимистично. 'С нами навсегда станутся немецкая культура, немецкая поэзия и музыка, однако, если говорить о будущем, о будущем технологии и науки, никто не считает, что в этих областях Германия будет первой'.

Возможно, это и правда, хотя с такой же уверенностью можно сказать то же и о Франции, и о Великобритании, и о Китае, а в этих странах отнюдь не наблюдается таких же пораженческих настроений. Может быть, разница в том, что у немцев в крови желание на что-нибудь пожаловаться? Или все-таки истинная причина глубже?

Несколько недель назад Иоганнес Рау (Johannes Rau), нынешний президент Германии, дал интервью, которое вызвало оживленную реакцию в обществе, и в нем сказал, что 'Германия остается экспортером номер один в мире, здесь все осталось по-прежнему. Нет никаких причин жаловаться'.

Г-н Рау признал, что в стране, где в последние годы уровень безработицы стойко держится на цифре в 10 процентов, а в некоторых городах (главным образом в Восточной Германии) достигает 25 процентов, конечно, есть люди, которым очень трудно жить.

- Однако, - сказал он, - многие жалуются и плачут, несмотря на то, что у них очень высокий жизненный уровень и стабильный источник дохода. Я думаю, это неправильно.

Действительно, если взглянуть на повседневную жизнь в Германии, начинаешь понимать, почему президент жалуется на жалобщиков. Берлин, где уличные кафе полны народу, где каждый вечер аншлаг в филармонии, а по обочинам на богатой Курфюрстендамм (Kurfuerstendamm) и красиво отделанной Унтер-ден-Линден (Unter den Linden) выстраиваются ряды последних моделей 'БМВ' и 'Мерседесов', совсем не производит впечатления деградирующего города.

И все же настроение неважное, и это видно. Левоцентристское правительство действующего канцлера Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder) имеет, по опросам, самый низкий рейтинг за последние годы. Если бы новые выборы проводились сейчас, консервативная оппозиция набрала бы подавляющее большинство.

Если в 2006 году, когда должны пройти выборы, это случится - а большинство экспертов полагают, что случится именно так - Германия может пойти по пути консервативной революции, проложенному Соединенными Штатами (после 'недомогания' Картера) и Великобританией (в годы депрессии перед приходом к власти Маргарет Тэтчер).

Лидера главной консервативной партии Анжелу Меркель (Angela Merkel) даже иногда называют Анжелой Тэтчер или Мэгги (уменьшительное имя от Маргарет - пер.) Меркель за то, что она настаивает на проведении гораздо более глубоких экономических реформ, чем те, что проводятся правительством Шредера, хотя нельзя сказать, чтобы г-жа Меркель была так же радикально, как Маргарет Тэтчер, ориентирована на либеральный рынок.

Однако, как указал президент Рау, есть в стране и люди, которые считают, что дело обстоит не так уж плохо и реальная опасность, грозящая немцам - поддаться на темные пророчества, после которых хочется опустить руки.

Но если остальные страны Европы жалуются не так громко, может быть, у них и меньше оснований для этого? Некоторые эксперты полагают, что на самом деле пессимизм - рациональная реакция на объективно плохую ситуацию.

- Экономическое положение действительно менее благоприятно, чем в других странах, потому что так много ударов (по экономике - пер.) пришлись на одно время, - говорит Ханс-Вернер Зинн (Hans-Werner Sinn), директор мюнхенского Института экономических исследований.

Под ударами, которые постигли экономику, он подразумевает воссоединение двух частей страны, которое очень дорого обошлось Западу, но так и не привело к образованию экономически адекватного Востока; понимание, что страна просто не может позволить себе высокие цифры расходов на социальные программы, которые всегда считались одним из главных достижений страны; и, наконец, страх (весьма устойчивый) того, что с приближающимся расширением Европейского Союза более дешевые страны Восточной Европы - Польша, Чехия, Словакия и страны Балтии - уведут из Германии производственные мощности и рабочие места.

Иными словами, в Германии царят мрачные настроения, потому что общество понимает, что формулы, по которым страна так хорошо жила на протяжении десятилетий после Второй Мировой войны, больше не работают, и никто толком не знает, что делать. Как раз такое настроение полупаралича и создает почву для консервативной революции.

Конечно, еще слишком рано говорить о том, что это произойдет, и, если даже это произойдет, то консерваторам придется преодолевать ощутимое отвращения общества к реформам в тэтчеровском стиле. Но в стране, и все более отчетливо в рядах профессиональных экономистов, растет понимание того, что, если Германия хочет преодолеть свои проблемы, ей нужно принять сильное лекарство, а сильным лекарством для Германии может стать только поистине исторический для Европы шаг - пересмотр концепции развитого социального государства в самой территориально и экономически мощной державе на континенте, и эхо этого шага, без сомнения, громко отзовется и в других евросоциальных государствах.

Х.-В. Зинн может объяснить и сами мрачные настроения в обществе, и дать им объективную оценку:

- Немцам снилось вечное социальное государство, но они проснулись и столкнулись лицом к лицу с реальностью. Это всегда неприятно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.