Несмотря на похожую суть и одинаковые результаты, грузинские и российские выборы в парламент отличаются друг от друга. Когда в это воскресенье 2 270 000 избирателей в кавказской республике будут приглашены к избирательным урнам для голосования, они, видимо, проголосуют за партийных соратников президента Грузии Михаила Саакашвили. Он, будучи единственным официальным выразителем надежд, сможет в будущем, как и глава Кремля Владимир Путин, опираться на прирученное народное представительство. Тем не менее, восторг в адрес грузинского народного героя, в отличие от национальной поддержки Путина, носит иной характер. Поскольку Саакашвили до сих пор живет триумфом своей 'революции роз', ему, в отличие от президента России, по крайней мере, на этих выборах, нет необходимости в фальсификации их результатов.

Однако в последнее время нельзя было не заметить, что выборы в Грузии имеют некоторые черты, роднящие их с думскими выборами у большого соседа. Менее воинственно, чем в Чечне, но почти с такой же решимостью выступают против 'избирательного диктата' сепаратисты из Аджарии. Во главе с главой автономии Асланом Абашидзе, одним из трех строптивых провинциальных князей. В очередной раз не хотят проводить выборы автономная республика Абхазия и автономная область Южная Осетия. За места в парламенте борются кандидаты от 14 партий и пяти избирательных блоков: если говорить точнее, - за 160 прямых мандатов. Остальные 75 мест уже распределены по принципу большинства, полученного на прошедших выборах.

Если все пройдет гладко, то парламентские выборы, вышедшие в ноябре 2003 года из-под контроля, навсегда станут историей. Они привели к народному восстанию против тогдашнего президента страны Эдуарда Шеварднадзе. Его отставка позволила провести мирную революцию, которую называют также 'бархатной'.

Однако люди в стране, переживающей упадок, могут на лучшее будущее пока только надеяться. Саакашвили своими странными кадровыми решениями пока заставил говорить о себе как о практичном политике. Каждый неиспользованный день лишает его преимуществ. Но пока вокруг него сохраняется нимб святости, как это было десять лет назад с Шеварднадзе. Международные организации охотно финансировали рекламные предвыборные плакаты. 'Единое национальное движение' Саакашвили поглотило не только другие политические группировки. Его кандидаты отказались от депутатской неприкосновенности. В прежнем 'мафиозном государстве' она имела большое значение.

Почти исчез из поля зрения 'Союз граждан Грузии' Шеварднадзе, а вместе с ним - партия власти, обеспечивавшая его господство. В то же время снова всплывает имя, пользующееся не самой лучшей репутацией. Константин ('Коко') Гамсахурдия, сын авторитарного предшественника Шеварднадзе Звиада Гамсахурдия, тайно вернулся в Грузию из швейцарской эмиграции. Сможет ли его партия 'Единство' преодолеть, чтобы попасть в парламент, 7-процентный барьер, вопрос остается открытым. С таким же любопытством наблюдатели ждут результаты, которые может получить 'Союз демократического возрождения' провинциального руководителя Абашидзе. Он содержит свою собственную армию. Наличие вооруженного до зубов проигравшего, наряду с отсутствием фальсификации, - второе существенное отличие грузинских от российских выборов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.